Музей Любви - Museum of Love 

Зал Паоло и Франчески - Room of Paolo and Francesca

Паоло и Франческа

"Коль, госпожа, в твоих руках умру я,

То радуюсь: я не хочу иметь

Достойней чести, нежель умереть,

Склонясь к тебе в минуту поцелуя."

 

Пьер де Ронсар (Pierre de Ronsard, 1524-1585),

"Первая книга любви", 1552, перевод С. Шервинского 

 

Паоло Малатеста и Франческа да Римини - трагическая пара влюблённых из итальянского города Римини - по силе романтического очарования, по своей популярности у серьёзных исследователей, у любителей легенд и у искателей вдохновения, по числу и многообразию созданных им во славу произведений искусства, могут, вероятно, соперничать с прославленным Шекспиром образом трагической любви - Ромео и Джульеттой из Вероны. Впрочем, Паоло и Франческе повезло не меньше в отношении масштаба творческой личности, давшей крылья их истории и возвысившей их имена до значения символа.

~ * ~ * ~ * ~

Паоло и Франческа:

 

Легенда,  История,  Литература и Театр,  Поэзия,  Музыка,

 

Кинематограф,  Живопись и Скульптура,  Пояснения 

~ * ~ * ~ * ~

В истории развития мировой культуры существует важный этап, который характеризуется небывалым расцветом литературы и художественного творчества. Это Ренессанс (Renaissance), эпоха Возрождения, когда на смену средневековому аскетизму и презрению ко всему мирскому пришёл ненасытный интерес к настоящему миру с величием и красотой природы, а главное, появилось неудержимое желание познать сущность человека. В этот период считалось, что искусство, которое в былые времена процветало в античном мире, обретает своё возрождение. Родиной Ренессанса стала Италия, а его центром - прекрасная Флоренция (Firenze), подарившая миру великие имена зодчих, литераторов, художников и скульпторов.

Одним из первых поэтов, чьё творчество обозначило начало эпохи литературного Возрождения, по праву считается итальянский поэт, флорентиец  Данте Алигьери (Dante, Durante degli Alighieri, 1265-1321), открывший для нас историю любви Паоло и Франчески, их трагическую гибель и вечные мучения в адовом вихре влюблённых…

"Я там, где свет немотствует всегда

И словно воет глубина морская,

Когда двух вихрей злобствует вражда.

То адский ветер, отдыха не зная,

Мчит сонмы душ среди окрестной мглы

И мучит их, крутя и истязая."

Данте, "Божественная комедия". Перевод М. Лозинского

~ * ~ * ~ * ~

Паоло и Франческа. Легенда 

В давние времена в солнечной Италии, в дельте реки По на морском побережье вырос город Равенна (Ravenna), окружённый монолитными крепостными стенами, разделённый вдоль и поперёк короткими улочками и повсюду украшенный причудливыми мозаиками. Минули века, и воды Адриатики отступили от древнего римского порта на много километров, потеснённые наносимыми рекой песками и илом. Равенна перестала быть морской гаванью, но обрёла славу города мозаик и древних базилик.

"Рабы сквозь римские ворота

Уже не ввозят мозаик.

И догорает позолота

В стенах прохладных базилик.

.........

Далёко отступило море,

И розы оцепили вал,

Чтоб спящий в гробе Теодорих

О буре жизни не мечтал.

..........

Лишь в пристальном и тихом взоре

Равеннских девушек, порой,

Печаль о невозвратном море

Проходит робкой чередой."

А. Блок, "Равенна", 1909

В садах благоухают цветы, птицы заводят свои трели, накалённый летний воздух, в котором чувствуется дуновение моря, звенит от прозрачности и чистоты, а за городскими стенами шумят пышные рощи пиний, южных сосен. В таком живописном месте родилась и жила юная Франческа да Полента, дочь Гвидо да Полента, правителя Равенны.

"…Я родилась над теми берегами,

Где волны, как усталого гонца,

Встречают По с попутными реками."

Данте, "Божественная комедия". Перевод М. Л. Лозинского

Девушка обладала редкостной красотой, и поэтому отец решил выдать её замуж с определённой выгодой для себя. Он намеривался заключить союз с Джанчотто Малатеста, отец которого был вождём риминийских гвельфов, дабы приумножить свои несметные богатства и пойти на примирение с правителем Римини, вражда с которым длилась не первый год. Глава большого семейства Малатеста - Малатеста да Веруккьо, или Мастин Столетний дал согласие на этот брак. Следует сказать, что сговор сей был не так прост. Вряд ли нашлась бы девушка, даже с самой заурядной внешностью, которая добровольно согласилась бы стать женой Джанчотто - хромого уродца, с обезображенным лицом, славившегося к тому же своим свирепым нравом и жестокими поступками. Безусловно, отец Франчески мог предугадать исход разговора с дочерью об этом супружестве, и свадьба никогда не осуществилась бы, а вместе с тем не исполнились бы его надежды на союз с Малатестами, поэтому решено было обмануть несчастную девушку.

В Равенну на встречу с Франческой был послан младший брат Джанчотто - Паоло, который всем своим видом, умом и манерами был полной противоположностью брата. Юный Паоло блистал красотой, обладал многими талантами, был образован, умел держать себя достойно и приветливо. "Случилось так, что одна из дам, знавшая его, указала его из окна мадонне Франческе, говоря: "Вот тот, кто должен стать вашим мужем" (из комментария Боккаччо к поэме Данте Алигьери "Ад", перевод Р.О. Шор). Увидев юношу, Франческа почувствовала, как в сердце её тот час же вспыхнула искорка любви, быстро разгорающаяся в огонь пылкой страсти. Девушка с огромной радостью приняла предложение Паоло и в назначенный день отдала ему свою руку и сердце. Бедная Франческа не подозревала, что её мужем стал не красавец Паоло, а чудовище Джанчотто, подославший брата жениться от его имени по так называемому "per procura" - доверию. Обвенчанная и счастливая, отправилась юная Франческа в Римини, не зная, что совсем скоро станет она обманутой и несчастной, на всю жизнь оставаясь заложницей коварства и хитрости её отца и её настоящего мужа…

И вот, когда ранним утром первые солнечные лучи пробрались в спальню новобрачных, увидела Франческа рядом с собой на супружеском ложе не любимого Паоло, а отвратительного Джанчотто, уродство которого скрыла ночная тьма. Cтрадание окутало сердце несчастной девушки, в этот момент ей казалось, что она похожа на маленькую звёздочку, которую пустили лететь по тёмному небу, и путь для неё выбран заранее, и свернуть с него нет никакой возможности, и следует только надеяться на чудо, чтобы каким-то волшебным образом время повернулось вспять, или произошло что-нибудь другое, но только не эта отвратительная реальность. Но чудо произойти не могло, а возвратить прошлое нельзя, и нужно лишь покориться судьбе, приняв ненавистное настоящее и с отвращением представляя ужасающее будущее…

А Паоло, виня себя в недостойном поведении по отношению к несчастной девушке, и пытаясь хоть как-то сгладить свою вину перед ней, стал часто посещать дом брата, долгое время проводя рядом с Франческой (следует сказать, что в те далекие времена Паоло не смог бы ослушаться приказа отца и не жениться "по доверию", такие браки заключались довольно часто и считались вполне нормальными). Каждый раз Франческа с большим нетерпением ожидала встречи с любимым Паоло, который всё больше ощущал, что не может ни дня прожить без того, чтобы не увидеть прекрасную синьору, не почувствовать её тёплого взгляда, не коснуться мимолётом шёлка её платья. Любовь к Франческе давно овладела им. Чтобы быть постоянно рядом, влюблённые Паоло и Франческа часами читали книги, которых в библиотеке Джанчотто было множество и среди них одна - так сильно напоминающая их собственную участь. Это история о королеве Джиневре и сэре Ланселоте.

"Любимым любовь велела любить", и ничего тут поделать нельзя, когда ты во власти своей любви и испытываешь несравненное блаженство от того, что любимый человек рядом, не покидает тебя, и невозможно оторвать взгляда от любимых глаз. Так, за чтением книги, повествующей о том, как король Артур и королева Джиневра радовались успешному завершению подвига во имя Святого Грааля, и о том, как сэр Ланселот спас честь своей королевы, но не смог справиться со своим чувством к ней, не замечали юные влюблённые, что давным-давно за ними тайно следят чужие глаза, ища, но не находя в движении рук Паоло тайную страсть, а во взгляде Франчески - ответное желание. И вот однажды, читая строки о том, как Ланселот в сладостном поцелуе прильнул к губам Джиневры, Паоло остановился и поднял глаза на Франческу, их взгляды пересеклись поверх страниц, лица побледнели, и только сердца бились, норовя вырваться наружу. Паоло наклонился к Франческе и нежно поцеловал свою возлюбленную…

 

"…Чуть мы прочли о том, как он лобзаньем

Прильнул к улыбке дорогого рта,

Тот, с кем навек я скована терзаньем,

Поцеловал, дрожа, мои уста.

И книга стала нашим Галеотом!

Никто из нас не дочитал листа".

Данте, "Божественная комедия". Перевод М. Л. Лозинского

И в тот же миг давно наблюдавшей за женой и братом коварный Джанчотто ворвался  в комнату, где сидели влюблённые. С мечом в руке бросился он на Паоло, и хотя перед ним был родной брат, гнев и ненависть затмили его разум… Франческа не раздумывая бросилась к возлюбленному, своим телом пытаясь защитить Паоло, но безжалостный клинок пронзил ей грудь. Последнее, что смогла увидеть несчастная девушка, это смерть её любимого, павшего от второго удара Джанчотто и горящие адским пламенем глаза мужа. А тело её уже не слушалось, и плоть превратилась в невесомую тень, и только губы горели от прохлады поцелуя…

 

"…Любовь моя, мы встретимся в аду,

Я в грозном вихре закружусь с тобою!

Так птицы, ураганом на беду

Влекомы, изнурённые борьбою,

Туда, где дух летящий платит мзду

Безжалостному ветру-кнутобою."

Ю. Ли-Гамильтон "Франческа да Римини - Паоло Малатесте". Перевод Ю. Лукача

Вот такая история… Произошла она много веков назад, с течением времени превратившись в печальную легенду о несчастной любви  Паоло и Франчески, искренние чувства которых осудили высшие силы и в наказание пленили их души в адовый вихрь, оставив навеки неразлучными…

 

"Так я сошёл, покинув круг начальный;

Вниз во второй; он менее, чем тот,

Но больших мук в нём слышен стон печальный.

..............

И я узнал, что этот круг мучений

Для тех, кого земная плоть звала,

Кто предал разум власти вожделений."

Данте, "Божественная комедия". Перевод М. Л. Лозинского

Такими словами начинает рассказ о трагической любви  Франчески и Паоло итальянский поэт Данте Алигьери в своем великом сочинении "Божественная комедия" (Divina Commedia, 1307-1321).

 Очень сжато и предельно просто, всего на нескольких страницах, поэт повествует о том, как он встретился с несчастными влюблёнными, "которых вместе вьёт и так легко уносит буря…". Здесь, во втором круге Ада, терпят бесконечные страдания те, кто познал запретную любовь, и сама тень Франчески рассказывает Данте и его проводнику поэту Вергилию о жестокой участи, постигшей её вместе с любимым Паоло после их смерти. Теперь они здесь, в адовой неволе, в гнетущей тьме навсегда останутся пленниками вечной муки и вечной печали.

 

"О ласковый и благостный живой,

Ты, посетивший в тьме неизреченной

Нас, обагривших кровью мир земной;

Когда бы нам был другом царь вселенной,

Мы бы молились, чтоб тебя он спас,

Сочувственного к муке сокровенной."

Данте, "Божественная комедия". Перевод М. Л. Лозинского

 Несмотря на то, что "страждет высшей мукой тот, кто помнит радостные времена", Франческа снова вспоминает свою историю и рассказывает её Данте, сопровождая слова горькими слезами.

Ей вновь видится, как Паоло целует её, и какое блаженное чувство испытали они, признаваясь друг другу в любви, и как ужасно за это поплатились. Знает она и то, что вопреки содеянному ни за что на свете не разлюбит Паоло, даже здесь, в Аду, и он, её возлюбленный, невзирая на ветра шквал и бурный ливень, никогда не выпустит из своих рук любимую Франческу…

"Любовь, любить велящая любимым,

Меня к нему так властно привлекла,

Что этот плен ты видишь нерушимым."

Данте, "Божественная комедия". Перевод М. Л. Лозинского 

~ * ~ * ~ * ~

Паоло и Франческа. История

Рассказ Данте о Паоло и Франческе является совсем небольшим, но ярким и волнующим эпизодом главного произведения его жизни "Божественная комедия". Сам же поэт мог узнать эту скорбную историю из уст племянника Франчески - Гвидо Новелло да Полента (Guido Novello da Polenta, d.1323), синьора Равенны, который был другом Данте и у которого поэт нашёл прибежище в последние годы своей жизни (в 1316?1318-1321 гг.). Данте занимал небольшой дом, подаренный ему Гвидо да Полента, где около него были сыновья Якопо (Jacopo, 1289-1348) и Пьетро (Pietro, 1300-1364). Дочь Данте Антония (Antonia, 1298-1350) незадолго до его смерти стала монахиней, сестрой Беатриче, в местном монастыре Сан Стефано дель Олива. В Равенне великий поэт и был похоронен.

Нет никаких точных сведений об истории, рассказанной Данте, и нет подтверждающих источников о месте, где могли разворачиваться эти события. Предполагают и Римини, и Сантарканждело ди Романья, и Пезаро. Наиболее вероятное предположение - замок-крепость Градара (Rocca Gradara) в одноимённом городке, расположенном в области Марке (Marche), в 13-ти километрах, или по-старому - в получасе конного пути, от Пезаро и в 25-ти километрах от Римини. 

Жители Градары, которых называют "градарези" (gradaresi), свято верят в то, что именно здесь, в родовом замке Малатеста, право на бессрочное владение которым было предоставлено могущественному Джованни Малатеста да Веруккьо самим папой Бонифацием VIII, и произошла эта трагическая история. Как сообщает Карневале (L. Carnevale), в 1760 году при производстве земляных работ неподалёку от стен этого замка был найден древний саркофаг, в котором покоились кости женщины, по всей видимости очень знатной, о чём свидетельствовали драгоценные украшения и остатки шёлковой одежды. Гробницу перевезли в библиотеку Оливериана (Oliveriana) в Пезаро. Этот факт помог местным жителям утвердиться во мнении, что трагедия Франчески и Паоло разыгралась в Градаре. Веком раньше в одной из башен градарского замка был найден скелет мужчины, который теперь соотнесли с находкой в саркофаге. Все эти останки посчитали принадлежащими погибшим Паоло и Франческе. Правда это или вымысел, утверждать трудно, но то что в саркофаге могли находиться кости Франчески, вполне допустимо. Паоло, как гласит легенда, хотел скрыться в одном из тайных ходов замка, но (согласно комментариям Бакаччо) зацепился краем одежды за железную деталь двери, ведущей туда из комнаты Франчески, из-за чего был настигнут и убит разъярённым Джанчотто, поэтому можно предположить, что тело несчастного влюблённого было спрятано в таком замковом тайнике.

Ныне в замке Градара тщательно воспроизведён интерьер 13-го века, воссоздана "спальня Франчески", где предположительно происходили кровавые события. В 2009 году здесь, в одном из залов, была представлена выставка картин под названием "Украденные поцелуи" (Mostra Baci Rubati). Значительная часть этой выставки посвящалась произведениям знаменитых художников, изобразивших романтические поцелуи Ромео и Джульетты, Тристана и Изольды, Ланселота и Гвиневеры и, конечно же, Паоло и Франчески. Афишу выставки украшал образ поцелуя с картины Гаэтано Превиати (Gaetano Previati, il Bacio, 1893), перекликающийся с прославленным "Поцелуем" Франческо Айеца 1859 года.

На экспозицию в Градару из российского государственного Эрмитажа (г. Санкт-Петербург) была привезена известная картина "Поцелуй украдкой" Жана Оноре Фрагонара (Jean-Honorе Fragonard, 1732-1806. The Stolen Kiss, 1708). Дух легенды о любви Паоло и Франчески является также украшением празднования в Градаре Дня Святого Валентина.

В городе Римини образ Франчески также популярен, её имя является символом некоторых ежегодных культурных событий.

Существуют сведения о том, что некая  книга, изданная Симбени (Simbeni) в Римини в 1581 году, содержала документ под названием Il Vermicello della seta ("Шелкопряд") с подписью Джованни Андреа Корзуччи да Саскорбаро (Giovanni Andrea Corsucci da Sascorbaro), где, согласно цитированию историка из Римини Луиджи Тонини (Luigi Tonini, 1807-1874), сообщалось следующее: "Несколько дней назад в церкви Святого Августина, в Римини, нашли мраморную гробницу Паоло Малатеста и Франчески, дочери Гвидо да Полента, правителя Равенны, которые были убиты Ланчотто, сыном Малатесты, правителя Римини, и братом названного Паоло, обнаруженного при совершении прелюбодеяния. Оба они были жестоко сражены ударами кинжала, как Петрарка описывает в своём "Триумфе любви". На них была шёлковая одежда, и хотя останки так много лет были заключены в этой гробнице, они превосходно сохранились." 

Однако не ясно, на каких конкретных данных Саскорбаро мог основывать такое утверждение. Реальные доказательства в пользу этой версии отсутствуют, т.к. в гробнице не было обнаружено ничего, что подтверждало бы, кому именно принадлежали эти скелеты при жизни. Правда, встречается упоминание, будто останки обоих погребённых хранили на себе одинаковые следы раны, нанесённой оружием, хотя это может быть просто домыслом. Всё же подобная гипотеза о захоронении несчастных влюблённых не лишена привлекательности, и в своё время сенсационная находка послужила поводом к упрочению легенды, которая и поныне поддерживается в Римини. В стенах городской библиотеки представлен в рамке фрагмент шёлковой с золотом ткани, который некоторые считают частицей одеяния из гробницы Паоло и Франчески.

"Оба же любовника были с великим плачем погребены на следующее утро в общей могиле."

Из комментария Боккаччо к поэме "Ад", история Франческим да Римини (перевод Р.О. Шор)

Убийство Паоло и Франчески долгое время умалчивалось, и этот факт можно объяснить, вероятно, тем, что два могущественных семейства Полента и Малатеста были заинтересованы в неразглашении подробностей кровавой трагедии, дабы сохранить те зыбкие отношения между ними, которые сложились после длительной вражды, а возможно, и тем, что Джанчотто запретил упоминать о случившемся во всех официальных источниках, некоторые из них он просто уничтожил, так как честь его была оскорблена, к тому же он, возможно, давно испытывал зависть к младшему брату из-за его блестящей карьеры. Паоло "Прекрасный" Малатеста (Paolo "Il Bello" Malatesta, 1246 /1252?-1285), участвовал рядом со своим отцом в войнах против гибеллинов Романьи, в 1265 году он принимал участие в сражении с их лидером Гвидо да Монтефельтро (Guido da Montefeltro, 1223-1298), затем вместе с Гвидо да Полента, правителем Равенны, воевал против Траверсари. В 1282 году, благодаря своему уму и врожденной дипломатии, Паоло был назначен народным капитаном (capitano del popolo) Флоренции, получив благословение на эту должность от самого папы Мартина IV. В это время его мог видеть Данте. Паоло попросил разрешения оставить свой пост до истечения установленного срока, побуждаемый необходимостью возвратиться в родные места. Возможно, им руководило стремление быть ближе к даме своего сердца.

Так или иначе, но история эта осталась бы только легендой, вымыслом Данте, если бы ни Джованни Боккаччо (Giovanni Boccaccio, 1313-1375) - автор известного "Декамерона" (Il Decameron, cognominato Prencipe Galeotto, 1350-1353), который последний период своей жизни посвятил делу прославления личности и творчества Данте Алигьери. Боккаччо написал "Малый трактат в похвалу Данте" ("Trattatello in laude di Dante") и как приложение к нему - комментарии к 17-ти песням "Божественной комедии" ("Commento alla Commedia"). Материалы для своего труда он извлёк из воспоминаний племянника Данте Андреа Поцци и его близких друзей Дино Перини и Пьеро Джардино. Помимо этого, перед самой смертью, в церкви Святого Стефана во Флоренции Боккаччо прочёл цикл публичных лекций о жизни Данте. На протяжении многих веков труды Боккаччо сохраняли свою научную ценность, и сегодня для наших современников эти сочинения представляют немалый интерес.

Историю Франчески и Паоло писатель раскрыл в своих "Комментариях…", подробно изложив некоторые события этой трагедии. Согласно трактовке Боккаччо в самом деле жила мадонна Франческа (Francesca da Rimini, Francesca da Polenta, 1255/1260?-1285), дочь мессера Гвидо, повелителя Равенны и Червии (Guido il Minore da Polenta, d.1310), которую отец решил выдать замуж за старшего сына мессера Малатеста - калеку Джованни Малатеста (Giovanni Malatesta, 1240?-1304) по прозвищу Джанчотто (Gianciotto - здесь объединены собственно имя "Giovanni", данное ему при рождениии "ciotto", т.е. "хромой"; другие его прозвища - Lanciotto, lo Sciancato). Отец Джанчотто - Малатеста да Веруккьо (Malatesta da Verucchio), прозванный Столетним, действительно прожил сто лет (1212-1312).

О плане тайного сговора выдать Франческу замуж за Джанчотто узнали друзья Гвидо, решив предупредить его, чтобы тот был осторожен, ибо скандалом может завершится этот замысел, так как дочь его крепка духом и если она увидит Джанчотто до брачных уз, то никому на свете не хватит сил принудить её к браку с ним, поэтому решено было обмануть несчастную девушку. Когда в Равенну прибыл Паоло, Франческе на него указала одна дама, хорошо его знавшая и скорее всего понимавшая с какой целью этот красавец прибыл в замок семейства Полента, но она эту тайну бедной девушке не открыла.

 Была ли в дальнейшем физическая измена Франчески, Боккаччо сомневался и слова Данте принимал скорее за выдумку, нежели за правду. Впрочем, Паоло и Франческу нередко представляли, как страстных любовников, в частности, художники часто изображали их обнажёнными, прильнувшими друг к другу в адовом вихре. То, что произошло на самом деле во время той роковой встречи возлюбленных в комнате Франчески, вероятнее всего, доподлинно узнать невозможно…

"Белый шиповник, страсти виновник

Он ей, смеясь, отдал.

Листья упали на подоконник,

На пол упала шаль...

Что ты наделал, милый разбойник!

Выстрел раздался вдруг -

Красный от крови, красный шиповник

Выпал из мёртвых рук.

Тот, кто убил их, тот, кто шпионил,

Будет наказан тот.

Белый шиповник, вечный шиповник

В память любви цветёт.

Для любви не названа цена,

Лишь только жизнь одна, жизнь одна,

жизнь одна..."

 

А. Вознесенский, "Юнона и Авось", 1980

 

Нет полной определённости и в датировании произошедшей трагедии: 1285-й или 1289-й год? Версия, предполагающая более раннюю дату, согласуется с исследованием историка Луиджи Тонини, который учитывал год заключения второго брака Джанчотто -1286-й. Другая версия (здесь ссылаются на современных исследователей Fleetwood и Voza), относит трагические события к 1289-му году, упоминаемому в летописных заметках в связи с произошедшим в семье Малатеста "странным случаем". Рассматривается также упоминание о возникшем в сентябре 1289 г. и продолжавшемся до марта 1290 г. конфликте между семьями Малатеста и Да Полента, урегулировать который удалось лишь ректору Стефано Колонна (Stefano Colonna), направленному с таким поручением в Романью папой Николо IV (Nicolo IV). После Джованни Боккаччо многие историки в 16-17 веках пытались выяснить подробности этой легендарной трагедии: Бальдо Бранки (Baldo Branchi), Винченцо Каррари (Vincenzo Carrari), Джироламо Росси (Girolamo Rossi), Чезаре Клементини (Cesare Clementine) и др. 

 

Что ещё известно об исторических прототипах легенды?

У Гвидо иль Миноре да Полента, кроме дочери Франчески, было трое сыновей: Остазио, Ламберто и Бернардино. Старший сын Остазио (Ostasio, d.1297) в последствии стал отцом Гвидо Новелло, под покровительством которого Данте прожил свои последние годы. Франческа была выдана замуж за Джованни Хромого в 1275 году. В браке у неё родилась дочь, которую назвали Конкордией в честь матери Джанчотто, первой супруги Малатеста да Веруккьо Конкордии деи Пандольфини (Concordia dei Pandolfini). По некоторым источникам синьора Франческа родила также сына Франческо (Francesco), который умер в раннем возрасте. Возможно, как говорит Боккаччо, Джанчотто не чаял души в своей супруге и не имел намерения погубить её в тот злополучный день, но он попросту не успел отвести предназначавшийся Паоло смертоносный удар, когда Франческа стремительно бросилась между ними. Возможно также, что имевшийся у него физический изъян ещё больше ожесточил его нрав. Потеряв жену, Джанчотто в 1286 году заключил новый брак с дочерью Тебальделло Дзамбрази (Tebaldello Zambrasi, d.1282) Дзамбразиной, или Джиневразиной (Zambrasina / Ginevrasina), молодой вдовой Тино Уголино Фантолини (Tino d'Ugolino dei Fantolini di Faenza). У них родилось пятеро детей: две дочери и три сына. Изредка встречается упоминание, что у Джованни Малатеста была ещё и третья жена - Таддеа (Taddea). Джанчотто умер в 1304 году в замке Скортиката, ныне Торриана (Scorticata - nowadays Torriana), по предположению, будучи отравленным кем-то из своих приближённых.

В легенде образ возлюбленного Франчески лишён жизненных подробностей. Однако в реальности Паоло также был связан брачными узами. В 1269 году в 17-летнем возрасте он вступил в брак с Орабиле Беатриче (Orabile Beatrice), дочерью и наследницей Уберто, последнего графа Гьяджоло (Uberto di Ghiaggiolo), которой исполнилось в ту пору 15 лет. В основе этого союза лежали, скорее, мотивы целесообразности, чем страстной любви. Такие браки устраивались по обыкновению того времени в политических целях. Возможно, молодые супруги поначалу испытывали друг к другу какие-то элементарные чувства, что было бы естественным в их возрасте, но через 6 лет Паоло ожидала судьбоносная встреча с мадонной Франческой. На втором году брака Орабиле родила сына Уберто (Uberto, d.1323), к которому перешёл титул графа Гьяджоло, позднее - дочь Маргериту (Margherita). Уберто унаследовал привлекательные качества своего отца. Будучи взрослым он неосмотрительно высказал желание отомстить за его смерть. Об этом намерении стало известно в семье Джанчотто. События 1323 года развивались для него трагически. Один из законных сыновей Джанчотто - Рамберто (Ramberto, d.1330) - сблизился с Уберто и пригласил его на ужин, где на него напали и закололи кинжалами побочные сыновья Джанчотто. В отношении дальнейшей судьбы Конкордии (1276-1316?), дочери Франчески и Джованни Хромого, встречается следующее упоминание. После гибели матери она была определена в монастырь в Сантарканджело ди Романья на воспитание, стала там монахиней. (Возможно, она сама проявила желание удалиться?) Её дед Малатеста да Веруккьо дал ей средства на основание обители Convento delle Sepolte Vive (ныне Monastero delle Clarisse), где она находилась до конца своих дней, ведя аскетический образ жизни. Эту легенду хранит печальный образ девушки на керамической плите, укреплённой на фасаде одного из близлежащих домов. Мастин Столетний принял под свою опеку детей Паоло.

 ~ * ~ * ~ * ~

Паоло и Франческа в литературе и театре

"Из всех проявлений человеческого творчества самое удивительное и достойное внимания - это книги. В книгах живут думы прошедших времён; внятно и отчетливо раздаются голоса людей, прах которых давно разлетелся, как сон. Всё, что человечество совершило, передумало, всё, чего оно достигло, - всё это сохранилось, как бы волшебством, на страницах книг."  (Томас Карлайл)

На протяжении столетий многие литераторы воссоздавали на книжных страницах, в стихах и в прозе, историю трагической любви Паоло и Франчески.

"Образ Франчески и Паоло у Данте словно соткан из цветов радуги на фоне вечного мрака. Тихим звуком флейты, исполненным бесконечной жалобы, льётся он в самую глубину нашего сердца", - пишет Томас Карлайл (Thomas Carlyle, 1795-1881), британский философ, романист, критик, историк и публицист, известный своими афоризмами и точными высказываниями, обладавший тонкой проницательностью, себя же считающий, прежде всего литератором.

В начале 19-го века, в 1818 году, итальянский писатель Сильвио Пеллико (Silvio Pellico, 1789-1854) написал своё второе по счёту произведение - трагедию "Франческа да Римини". С одной стороны, это было сочинение с большой долей пафоса, где главному герою Паоло отведена роль в большей степени как герою-патриоту, нежели пылкому влюблённому. С другой стороны, всё же прослеживается романтическая история любви, где чувству мешает политическая вражда между Паоло и отцом Франчески, и их непримиримость ставит бедную девушку перед сложным выбором между любовью к возлюбленному и долгом дочери перед отцом. Эта трагедия принесла Пеллико громкую известность, она долгое время не сходила с театральных подмостков Италии. Джордж Байрон (George Gordon Byron, 1788-1824) перевел её на английский язык, а спустя почти восемьдесят лет, в 1897 году, трагедия вышла на русском языке в переводе академика Фёдора Александровича Бредихина (1831-1904) и была напечатана в журнале "Русское обозрение".

Американский поэт и драматург Джордж Генри Бокер (George Henry Boker, 1823-1890) представлял романтическое направление в американской драматургии. Придерживаясь данного стиля, он написал трагедию "Франческа да Римини" (1853), которая впоследствии принесла ему огромную известность, и по мнению многих критиков это произведение считается лучшей американской драмой 19-го века. Изначально взяв за основу своей пьесы поэму Данте, в дальнейшем Бокер неоднократно перерабатывал её, иногда не совсем удачно, иногда - наоборот. Так, в 1882 году, обновленной её увидели зрители на сцене бродвейского театра, с участием Лоуренса Баррета (Lawrence Barrett, 1838-1891). Публика с восторгам приняла эту постановку и долгое время, в данной интерпретации пьеса пользовалась огромным спросом у зрителей.

Не остался равнодушным к трагической истории Франчески и Паоло и немецкий поэт, прозаик и новеллист Пауль Йоганн Людвиг фон Хейзе/Гейзе ( Paul Johann Ludwig von Heyse, 1830-1914). "Франческа да Римини" ("Francesca von Rimini") стала его первой пьесой, и хотя после этого он создал более 60-ти произведений, ни одно из них не имело особого успеха ни у читателей, ни у зрителей.

Имя Габриэле д'Аннунцио (Gabriele d'Annunzio, 1863-1938) - известного поэта, прозаика, драматурга, кумира парижских салонов и великого любовника, является неотъемлемой частью одного небольшого эпизода в истории Италии. Речь идёт о создании почти неизвестной в России утопической и в то же время вполне реальной республики Фьюме/Fiume (итал. "река"), которая просуществовала всего год и три месяца (ныне это городок Риека/Rijeca в Хорватии). Габриэле д'Аннунцио, будучи одним из лидеров итальянского националистического движения, получивший от Муссолини титул князя ди Монтеневозо (principe di Montenevoso) и возглавивший в 1936 году Королевскую академию наук, часть своей жизни отдал литературе и поэзии. Он единственный после Данте, кто удостоился в Италии права называться великим именем - "Поэт".

"Опять волчица на столбе

Рычит в огне багряных светов…

Судьба Италии - в судьбе

Её торжественных Поэтов…"

Н.С. Гумилев, "Ода д’Аннунцио".

В 1901 году д'Аннунцио написал "Франческу да Римини", наполнив своё произведение яркими образами природы, показав чуткое и трепетное отношение к ней. В театральной постановке этой трагедии Франческу играла легендарная Элеонора Дузе (Eleonora Duse, 1858-1924). Она стала актрисой очень рано, в детстве ступив на театральные подмостки, и надо заметить, что ещё до того как она "воскресила" на сцене веронской Арены свою в то время ровесницу - Джульетту, в 12 лет Элеонора исполнила роль Франчески да Римини в трагедии Пеллико. Пьеса д'Аннунцио не раз переводилась на русский язык (Вячеславом Ивановым (1866-1949), Верой Корзухиной, Я. Данилиным, ). В 1908 году на петербургской сцене в ней блистательно играла прославленная русская актриса Вера Комиссаржевская (1864-1910). Этот спектакль увидела в 15-летнем возрасте будущая знаменитая актриса немого кино Вера Холодная (1893-1919), и он произвел на неё неизгладимое впечатление. Девочка несколько раз прочитала трагедию, выучив некоторые монологи Франчески наизусть, а потом перед зеркалом тихим голосом повторяла их, представляя себя на театральной сцене…

Вслед за д'Аннунцио в 1902 году о несчастной любви Франчески и Паоло пишет трагедию и Фрэнсис Кроуфорд/Крафорд (Francis-Marion Crawford. 1854-1909), посвятив этой работе последний год своей жизни.

Порой некоторые писатели в своих произведениях упоминали героев дантовой легенды лишь мимоходом. Таким примером может служить роман "Непослушная невеста" Барбары Дэн / (Barbara Dan, O'Rourke's Bride, 2006), где главный герой Питер играет Паоло в спектакле "Франческа да Римини".

Александр Блок (1880-1921) в своем свободном стихотворении "Она пришла с мороза" в последней строке тоже упоминает Паоло и Франческу. Делает он это не случайно, есть что-то схожее между историей влюблённых из Средневековья и сюжетом стиха: двое с волнением читают книгу, и "Макбет" (Macbeth) их увлекает так же, как "Ланселот" чарует легендарных возлюбленных - взгляды  встречаются поверх страниц. Но… книга не зажгла в них любви, и души их не стали неразлучными, они не будут страдать при жизни, и любить друг друга после смерти, к сожалению… Несомненно, в этом стихотворении Блок говорит о себе и о Наталье Волоховой, драматической актрисе, которой поэт был сильно увлечён. Он пережил бурное чувство к ней, так как Волохова, обладая несравненным обаянием и властной силой, неудержимо влекла поэта к себе.

Она пришла с мороза,

Раскрасневшаяся,

Наполнила комнату

Ароматом воздуха и духов,

Звонким голосом

И совсем неуважительной к занятиям

Болтовнёй.

 

Она немедленно уронила на пол

Толстый том художественного журнала,

И сейчас же стало казаться,

Что в моей большой комнате

Очень мало места.

 

Всё это было немножко досадно

И довольно нелепо.

Впрочем, она захотела,

Чтобы я читал ей вслух "Макбета".

 

Едва дойдя до пузырей земли,

О которых я не могу говорить без волнения,

Я заметил, что она тоже волнуется

И внимательно смотрит в окно.

 

Оказалось, что большой пёстрый кот

С трудом лепится по краю крыши,

Подстерегая целующихся голубей.

 

Я рассердился больше всего на то,

Что целовались не мы, а голуби,

И что прошли времена Паоло и Франчески.

 

Александр Блок, 1908

 

Паоло и Франческа в поэзии

Поэзия и любовь - два высоких и совершенных понятия слились воедино…

Кто-то из великих сказал: "Поэзия - поток радости, боли и изумления". Наверное, всё это есть и у любви: она удивляет и изумляет, дарит радость и наслаждение, её ощущение пьянит счастьем и отрезвляет болью.

Многие века трагическая история Паоло и Франчески волновала поэтов разных стран, а печальная участь несчастных влюблённых вдохновляла их на творчество.

Джон Китс  (John Keats, 1795-1821)

 "Сон", 1819-1820

A Dream. After reading Dante's episode of Paolo and Francesca

(перевод Сергея Сухарева)

Как устремился к высям окрылённо

Гермес, едва был Аргус усыплён,

Так, волшебством свирели вдохновлённый,

Мой дух сковал, сломил и взял в полон

Стоокое чудовище вселенной -

И ринулся не к холоду небес,

Не к Иде целомудренно-надменной,

Не к Темпе, где печалился Зевес, -

Нет, но туда, к второму кругу ада,

Где горестных любовников томит

Жестокий дождь и бьёт лавина града,

И увлекает вихрь. О скорбный вид

 

Бескровных милых губ, о лик прекрасный:

Со мною он везде в круженье тьмы злосчастной!

 

~ * ~ * ~ * ~

Юджин Ли-Гамильтон (Eugene Jacob Lee-Hamilton, 1845-1907)

"Франческа да Римини - Паоло Малатесте (1270)"

из сборника "Воображённые сонеты", 1888

(перевод Юрия Лукача)

Жила я пташкой в сладостном плену,

Твой поцелуй пронзил меня ожогом,

И если страсти будет смерть итогом,

Я за неё тебя не упрекну.

 

Две наши жизни сплетены в одну.

Заклеймены, повинные во многом,

Мы и людьми, и хмурящимся Богом -

И вместе опускаемся ко дну.

 

Любовь моя, мы встретимся в аду,

Я в грозном вихре закружусь с тобою!

Так птицы, ураганом на беду

 

Влекомы, изнурённые борьбою,

Туда, где дух летящий платит мзду

Безжалостному ветру-кнутобою.

~ * ~ * ~ * ~

Дмитрий Мережковский

"Франческа да Римини", 1885

Порой чета голубок над полями

Меж чёрных туч мелькнет перед грозою,

Во мгле сияя белыми крылами;

 

Так в царстве вечной тьмы передо мною

Сверкнули две обнявшиеся тени,

Озарены печальной красотою.

 

И в их чертах был прежний след мучений,

И в их очах был прежний страх разлуки,

И в грации медлительных движений,

 

В том, как они друг другу жали руки,

Лицом к лицу поникнув с грустью нежной,

Былой любви высказывались муки.

 

И волновалась грудь моя мятежно,

И я спросил их, тронутый участьем,

О чем они тоскуют безнадежно,

 

И был ответ: "С жестоким самовластьем

Любовь, одна любовь нас погубила,

Не дав упиться мимолетным счастьем;

 

Но смерть - ничто, ничто для нас - могила,

И нам не жаль потерянного рая,

И муки в рай любовь преобразила,

 

Завидуют нам ангелы, взирая

С лазури в тёмный ад на наши слёзы,

И плачут втайне, без любви скучая.

 

О, пусть Творец нам шлёт свои угрозы,

Все эти муки - слаще поцелуя,

Все угли ада искрятся, как розы!..."

~ * ~ * ~ * ~

Валерий Брюсов (1873-1924)

"Римини", 1921

В твоём в века вонзённом имени,

Хранимом - клад в лесу - людьми,

Кто с дрожью не расслышит, Римини,

Струн, скрученных из жил любви.

В блеск городов, где Рим с Венецией,

Где столько всех, твоя судьба

Вошла огнём! Венец! Венец и ей!

И в распре слав - весь мир судья!

Вы скупы, стены! Башни, слепы вы!

Что шаг - угрюмей кровли тишь.

Но там есть дверь и портик склеповый,

И к ним мечта, что в храм летит.

Что было? Двое, страстью вскрылены,

Над тенью дней чело стремя,

Сон счастья жгли, чтоб, обессилены,

Пасть, - слиты лаской острия.

И всё! Но ввысь взнеслись, гиганты, вы,

Чтоб в жизни вечно хмелю быть,

И держат вас терцины Дантовы, -

Вовек луч тем, кто смел любить!

 

~ * ~ * ~ * ~

Пьер Корнель (Pierre Corneille, 1606-1684)

"…Можно ли пенять

На небеса за то, когда по их веленью

Две связаны души, когда ни на мгновенье

Они не в силах друг о друге позабыть?

Коль этой связи нет, любви не может быть."

 

~ * ~ * ~ * ~

Надежда Горлова (р. 1975)

"Паоло и Франческа"

Как любим мы гулять в осенних рощах, любодеи.

Средь холода и шороха и ветра вдруг опомнишься, и "Где я?"

Спросишь. Не во втором ли я кругу счастливом,

В том адском золотом кольце, где клёна лист и сливы

Лист, не разлучённые, влекутся ветром и любовью,

Объяты холодом и страстью, пронизаны признаньями. Скорей бы в ад, Паоло.

Мне холодно и здесь, а там-то будешь ты.

И мы друг к другу сможем так прижаться, как прижимаются листы,

А люди нет, не могут. Мне приснилось: нас Данте Алигьери подобрал

И в книгу заложил меж тех страниц, что с донной Беатриче он читал.

 

~ * ~ * ~ * ~

Паоло и Франческа в музыке

 

"…Консерваторский зал

При адском грохоте и треске

До слез Чайковский потрясал

Судьбой Паоло и Франчески."

 

Борис Пастернак (1890-1960)

Два великих русских композитора Чайковский и Рахманинов своей бессмертной музыкой  воссоздали историю трагической любви Франчески и Паоло; первый - симфонической фантазией "Франческа да Римини" (1876); второй - оперой с аналогичным названием, сочинённой в 1904 году.

Замысел написать симфонию у Петра Ильича Чайковского (1840-1893) появился совершенно случайно. Изначально композитор собирался сочинить оперу, для которой он искал подходящий сюжет. Его заинтересовало либретто К. И. Званцева "Франческа да Римини". Перечитав Пятую песнь "Ада" Данте, Чайковский загорелся желанием написать не оперу, а симфоническую поэму. 25 февраля 1877 года в Москве под управлением Н. Рубинштейна (1835-1881) и 11 марта этого же года в Петербурге под управлением Э. Направника (1839-1916) была впервые исполнена эта чудесная "Фантазия по Данте ми минор".

"…Франческа да Римини" - произведение необыкновенно блестящее, инструментованное с поразительным искусством. Ослепительная игра оркестровых красок, неистощимо богатых и беспрерывно сменяющихся, с начала до конца держит слушателя как бы под действием какой-то галлюцинации". (Г. А. Ларош, 1845-1904 - русский музыкальный критик)

Предваряя партитуру своей симфонии, Чайковский написал изложение "рассказа Франчески" из поэмы Данте. Сохранился рукописный вариант этого изложения:

"Данте, сопутствуемый тенью Вергилия, спускается во вторую область адской бездны. Воздух здесь оглашён стенаниями, воплями и криками отчаяния. Среди могильного мрака рвётся и мечется буря. Адский вихрь неистово мчится, унося в своем диком кружении души людей, разум коих помрачила в жизни любовная страсть. Из бесчисленного множества кружащихся душ человеческих внимание Данте особенно привлекают две летящие в объятиях друг друга прекрасные тени Франчески и Паоло. Потрясённый раздирающим душу видом юной четы теней, Данте призывает их и просит поведать, за какое преступление они подверглись столь ужасному наказанию. Тень Франчески, обливаясь слезами, рассказывает свою печальную историю. Она любила Паоло, но была против воли выдана замуж за ненавистного брата своего возлюбленного, горбатого, кривого, ревнивого тирана Римини. Узы насильственного брака не могли исторгнуть из сердца Франчески нежную страсть к Паоло. Однажды они читали вместе роман о Ланцелотте. "Мы были одни, - рассказывает Франческа, - и читали, ничего не опасаясь. Не раз мы бледнели, и смущённые взоры наши встречались. Но одно мгновение погубило нас обоих. Когда наконец счастливый Ланцелотт срывает первое любовное лобзание, тот, с которым уже теперь ничто не разлучит меня, прильнул губами к трепетным устам моим, и книга, раскрывшая нам впервые таинство любви, выпала из рук наших!.." В это мгновение неожиданно вошёл супруг Франчески и ударами кинжала умертвил её и Паоло. И, рассказав это, Франческа, в объятиях своего Паоло, снова уносится неистово и дико мятущимся вихрем. Охваченный бесконечною жалостью, Данте изнемогает, лишившись чувств, и падает как мёртвый..." (Данте. "Божественная комедия". "Ад", песнь V).

  Прослушайте фрагмент фантазии Чайковского "Франческа да Римини" - Адский вихрь любовников

   - Tchaikovsky, Francesca da Rimini, part  -  The whirlwind of sinful lovers in Hell  -  3.3 MB

Симфоническая фантазия "Франческа да Римини" завоевала прочное признание во всём мире, в самых широких кругах слушателей, явившись одним из лучших произведений П. И. Чайковского. На музыку этой симфонии был поставлен балет с одноимённым названием. Первая постановка была осуществлена в 1915 году в Мариинском театре (Петроград) Михаилом Фокиным (1880-1942), с Л. Егоровой и П. Владимировым в партиях Франчески и Паоло. Далее балеты были поставлены: в 1937 году в лондонском театре Ковент-Гарден (балетмейстер Дэвид Лишин (1910-1972), Франческа - Л. Чернышова, Паоло - П. Петров); в 1958 году в парижском Театре Елисейских полей (балетмейстер Сергей Лифарь (1904-1986), Франческа - Э. Трелин, Паоло - Х. Джулиано); в 1959 году в ленинградском Малом театре (балетмейстер Константин Боярский (1915-1974), Франческа - М. Мазун, В. Станкевич, Паоло - А. Хамзин, В. Зимин); в 1960 году в московском музыкальном Театре им. Станиславского и Немировича-Данченко (балетмейстер Алексей Чичинадзе (1917-1994), Франческа - Э. Власова, Паоло - М. Салоп), а также в других городах СССР.

Позднее Константин Боярский вспоминал о своей работе над балетом "Франческа да Римини": Моя работа проходила с небывалой творческой лёгкостью и вдохновением. В процессе подготовки я узнал, что в своё время у Фокина постановка получилась малоудачной, почему-то он ограничился лишь серединой симфонической фантазии, опустив важные музыкальные эпизоды. Такой подход к музыке Чайковского меня не устраивал, и я решил поставить балет полностью. Успех спектакля превзошёл все ожидания. Зрители устроили бурную овацию. Все ленинградские газеты поместили хвалебные рецензии".

11 января 1906 года в Москве в Большом театре состоялась премьера оперы Сергея Рахманинова (1873-1943) "Франческа да Римини" под управлением самого автора (либретто Модеста Чайковского). По мнению многих музыкальных критиков наилучшее место оперы - ариозо Франчески - обаятельный и чистый образ, олицетворяющий красоту и добро. Лирическая мелодия в нём звучит нежно и плавно под чистые звуки скрипок и флейт, а в звучащей теме любви наиболее восторженно и трепетно показан эпизод поцелуя, когда пылкий Паоло держит в своих объятиях слабеющую Франческу... К сожалению, опера Рахманинова не вошла в постоянный театральный репертуар, возможно, по причине не совсем удачного либретто, но всё же постановщики к ней периодически обращаются. Так, в 1956 году Борисом Покровским (1912-2009) была осуществлена постановка оперы в филиале Большого театра (дирижёр Александр Мелик-Пашаев (1905-1964), Франческа -  Дина Дян, Паоло - Андрей Соколов), спектакль был возобновлён в 1973 году (дирижёр Марк Эрмлер (1932-2002), Франческа - Галина Вишневская, Паоло - Алексей Масленников), в 1998 году появилась новая интерпретация Покровского. В 1994 и 1995 годах опера Рахманинова была поставлена в Дрездене и Париже.

Эдуарда Направника, чешского композитора, можно по праву считать русским музыкантом, композитором и дирижёром, поскольку он внёс огромный вклад в развитие отечественной музыки. Будучи на протяжении почти пятидесяти лет главным дирижёром Мариинского театра, он блестяще представлял практически все создававшиеся в то время русские оперы. Впрочем, Направник и сам писал музыку, и хотя поначалу он не придавал этому занятию серьезного значения, тем не менее, некоторые его оперы имели успех. К сожалению это не относиться к его "Франческе" (1902). Несмотря на то, что премьера её прошла успешно, со временем зритель потерял к ней интерес.

Итальянский композитор Риккардо Дзандонаи (Riccardo Zandonai, 1883-1944), в честь которого был учреждён Конкурс оперных певцов, проходивший в городе Рива дель Гарда, в 1914 году создал свою оперу "Франческа да Римини", взяв за основу трагедию Габриэле д'Аннунцио. Спустя восемь лет, в 1922 году, композитор написал музыку и о "самой печальной истории на свете" - оперу "Джульетта и Ромео" (Giulietta e Romeo)…

В память о трагической любви Паоло и Франчески написаны оперы и других композиторов, к примеру, Джоакино Россини (Gioachino Antonio Rossini, 1792-1868) в одну из сочинённых им оперных постановок ввёл сюжет о жестокой судьбе Франчески, а в 1882 году французский композитор Амбруаз Тома (Charles Louis Ambroise Thomas, 1811-1896) написал свою прощальную двадцатую оперу. Ею стала "Франческа да Римини".

   Как-то Ференц Лист (Ferenc/Franz Liszt, 1811-1886), великий композитор и блестящий пианист 19 века, заметил в своем дневнике: "Если я буду чувствовать себя жизненно сильным, - то попытаюсь написать "Данте-симфонию". Выбор сюжета "Божественной комедии" Листом не случаен. В его письмах и статьях можно прочитать восторженные строки, посвящённые искусству великих итальянских мастеров, вероятно, поэтому неразлучной спутницей его странствий становится поэма Данте "Божественная комедия", строки из которой он постоянно цитирует. Даже во внешности композитора окружающие находили некоторое сходство с обликом великого поэта.  О "дантовском профиле" Листа неоднократно говорил Антон Рубинштейн (1829-1894).

  Замысел написать симфонию по Данте вынашивался композитором очень долго. Он будоражил мысль и воображение Листа целых пятнадцать лет. Первым его побуждением было написать музыку к поэме "Божественная комедия". Потом он задумал совместную с немецким живописцем Янусом Генелли (Janus Genelli, 1761-1813) так называемую музыкальную диораму. Но и это намерение Листа по неизвестным причинам не было осуществлено. В 1939 году композитором была создана соната-фантазия "По прочтении Данте", а спустя шестнадцать лет, он написал "Данте-симфонию", которую посвятил своему другу Рихарду Вагнеру (Wilhelm Richard Wagner, 1813-1883). Написанная им симфония звучит властно и чеканно, будоража слух звуками медных и смычковых инструментов, как будто бы "выписывает" слова, начертанные над "Вратами ада":

"Через меня идёт путь в град печали;

Через меня идёт путь в вечное страдание;

Через меня идёт путь к осуждённым…"

 

"Оставь надежду всяк сюда входящий!"

Среди пассажей и трелей, хаотичных звуков, обрывков мелодий и речитативных возгласов, напоминающих адский вой и проклятия грешников, внезапно наступает молчание, которое словно предвещает появление теней Франчески и Паоло, прильнувших в нежном объятии друг к другу. Музыка, олицетворяющая их появление, звучит печальной мелодией горестного рассказа Франчески:

"…Нет муки ужаснее той,

Как вспомнить минуты блаженства

В час пытки мучительной, злой.

Но если с участьем желаешь

Узнать все источники бед,

Хоть плача, тебе расскажу я..."

Музыковеды утверждают, что Лист, написав данную симфонию, создал свою, новаторскую форму построения музыкального произведения - синтезировав музыку и литературу, но эта тема важна скорее специалистам-музыкантам. Мы же наслаждаемся буйством красок прекрасной музыки, которая звучит надрывом и горечью потерь, страхом вечной боли и тоской мучительной неизбежности.

 Борис Блахер (Boris Blacher, 1903-1975), немецкий композитор и музыковед, в 1954 году посвятил одно из своих произведений Франческе да Римини (Francesca da Rimini, op.47) - для скрипки и вокального исполнения сопрано. Блахер также не обошёл своим вниманием историю другой прославленной пары несчастных влюблённых: в 1943 году им была написана камерная опера "Ромео и Джульетта".

В 1946 году композитор Борис Асафьев (1884-1949) создал музыку для балета "Франческа да Римини" по мотивам Данте. Постановка в 3 актах и 8 картинах с прологом по либретто Сергея Ценина (1903-1978), с хореографией Николая Холфина (1903-1979) состоялась в Москве 30 января 1947 года в музыкальном Театре им. Станиславского и Немировича-Данченко. В партиях Франчески и Паоло выступили М. Сорокина и С. Павлов. 

~ * ~ * ~ * ~

Вечная тема волнует и современных музыкантов. "New Trolls" ("Новые Тролли") - итальянская группа, которая  была основана в середине 1960-х годов и на протяжении тридцати лет несколько раз меняла свои составы, иногда очень зыбко держась на музыкальном плаву, всё же была отмечена многочисленными успехами, и в свое время стала одной из лучших концертных групп Италии. Лирическая песня "Паоло и Франческа" в их исполнении звучит нежно и душевно, обрамляя песенные куплеты лёгким повторяющимся припевом.

 

Tu cerchi sempre Paolo

Francesca cerca te

Nel cielo senza nuvole

La strada che non c'e

 

E la mano tesa cerca lei va verso lei

Il loro peccato e sospeso su noi

E la mano tesa cerca lui va verso lui

La storia ci dice che e stato cosi

 

Tu cerchi sempre Paolo

Francesca cerca te

La storia di due anime

La storia di un perche

 

E la mano tesa cerca lei va verso lei

La storia ci dice che e stato cosi

E la mano tesa cerca lui va verso lui

Il loro peccato e sospeso su noi

 

~ * ~ * ~ * ~

Паоло и Франческа в кинематографе

Неугасающая любовь прекрасной Франчески и её возлюбленного Паоло нашла своё отражение в одном из самых популярных зрелищных видов искусства - кинематографе.

 Первый фильм был выпущен В 1908 году Vitagraph Company of America. Чёрно-белая лента продолжительностью 10 минут под названием "Франческа да Римини и два брата"/ Francesca da Rimini and The Two Brothers, режиссёром которой был Джеймс Стюарт Блэктон (James Stuart Blackton, 1875-1941) , представляла в роли Франчески одну из звёзд американского немого кино Флоренс Тёрнер (Florence Turner), а в роли Паоло - Уильяма В. Рануса (William V. Ranous).

 В этом же году вышел итальянский короткометражный фильм Марио Моралиса (Mario Moralis). Два года спустя фильм о Паоло и Франческе снял режиссёр Уго Фалена (Ugo Falena), а также Блэктон снова обратился в этому сюжету.

В 1911 году в кинотеатре "Меркаданте" (Teatro Mercadante) в Неаполе состоялась премьера итальянского полнометражного немого фильма "Ад"/ L'Inferno, созданного Франческо Бертолини, Адольфо Падованом и Джузеппе де Лигуоро (Francesco Bertolini, Adolfo Padovan, Giuseppe de Liguoro) по одной из частей поэмы Данте. Сюжет фильма включает в себя сцену встречи Данте и Вергилия с душами Франчески и Паоло, композиция которой, как можно судить по представленным ниже изображениям, перекликается с образами художественного произведения "Паоло и Франческа в аду" (Paolo and Francesca in Hell, 1883) Генри Мартина  (Henri Martin, 1860-1943). Музыка к оригинальной версии фильма была написана Раффаэле Каравальосом (Raffaele Caravaglios). Для музыкального оформления вышедшей в 2004 году на DVD цифровой версии картины использована композиция немецкой группы Tangerine Dream, в то время как DVD издание 2011 года, представляющее версию, отреставрированную Cinetica di Bologna в 2006 г., использует оригинальную музыку Каравальоса.

В 1917 и 1919 годах появились фильмы Эдуардо Д'Аккурсио (Eduardo D'Accursio, "Amor che a nullo amato") и Убальдо Марии Дель Колле (Ubaldo Maria Del Colle, "La Bocca mi bacio tutto tremante"), в 1922-м - фильм Марио Вольпе (Mario Volpe) и фильм Доменико Джаидо (Domenico Gaido), посвящённый Данте и использующий в сюжете линию Франчески и Паоло. В фильме "Барабаны любви" режиссёр Д.У. Гриффит (D.W. Griffith, "The Drums of Love", 1928) перенёс историю Паоло и Франчески в Южную Америку 19 века.

В 1949/1950 году вышел в свет фильм итальянского режиссёра Раффаэлло Матараццо (Raffaello Matarazzo, 1909-1966) "Паоло и Франческа", главную роль в котором сыграла Одиль Версуа / Odile Versois (Татьяна Владимировна Полякова-Байдарова, 1930-1980), актриса, чьё имя часто связывают с фильмом "Картуш", главная роль в котором отдана молодому Жану-Полю Бельмондо (Jean'Paul Belmondo). Одиль-Татьяна внешне очень похожа на свою родную сестру - актрису Марину Влади. Сцена с участием Франчески и Паоло (см. кадр слева) в картине Матараццо невольно ассоциируется с подобным построением кадра в фильме 1954 года "Джульетта и Ромео" режиссёра Ренато Кастеллани.

Джанни Вернуччо (Gianni Vernuccio) осовременил сюжет истории Паоло и Франчески в фильме 1971 года Paolo e Francesca, где действуют два брата - Джованни и Паоло Малатраси (акт. Gerard Blain, Samy Pavel) и Франческа Подести (акт. Francesca Righini), фильм заканчивается убийством младшего брата и девушки.

В конце 1970-х годов знаменитый итальянский режиссёр и сценограф Франко Дзеффирелли (Franco Zeffirelli, 1923) работал над воплощением грандиозного замысла о создании фильма "Ад" по произведению Данте, который так и остался неосуществлённым. Интересно, что в период подготовки к съёмкам фильма известный пророк Рол, по рассказу режиссёра, провозгласил следующее предостережение: "Опасная материя. Ты не будешь снимать свой "Ад". Я тебе этого желаю". Пророчество сбылось. Несостоявшиеся по некоторым причинам съёмки должны были проводиться в Хорватии и Словении, в горной местности, где протекает река Тимаво, промывшая в Альпах карстовые пещеры. Дзеффирелли хранит свои рисунки к тому проекту: изображения кругов, бездн, череды грешников, мрачных видов и похожих на восточных идолов внушительных креатур.

~ * ~ * ~ * ~

Паоло и Франческа. Художественный образ

Предполагаемый портрет Франчески усматривают во фрагменте фрески из церкви Санта Мария ин Порто Фуори (Santa Maria in Porto Fuori), основанной в окрестностях Равенны, где некогда находился городской порт. Приведём выдержку из книги "Образы Италии" известного историка и писателя Павла Павловича Муратова (1881-1950)

"За городом дорога выходит на простор равнины, открывающий дымчатый, синий горизонт и далёкие лёгкие очертания сосен Пинеты. Церковь становится видна издалека... ("Дом нашей Владычицы на Адриатическом берегу", - так упоминает об этой церкви Данте в XXI песне "Рая", когда говорит об её основателе, подвижнике Пьетро дельи Онести.")... Удивительно, как ещё могли тут сохраниться фрески. Большая часть их уже осыпалась или превратилась в неопределённые пятна. Кое-что здесь, однако, удержалось, как, например, характерные головы, предполагаемые портреты Данте, его гостеприимного хозяина, местного правителя Гвидо да Полента, и дочери Гвидо, Франчески, - Франчески да Римини. В таком предположении есть доля вероятия, хотя эта живопись и была исполнена лет через сорок после кончины Данте. Мало кому известно, что упомянутые портретные головы составляют лишь часть довольно большой фрески. Молодая женщина, которую считают Франческой да Римини, и другая постарше, быть может благочестивая Клара из той же семьи Полента, изображены в окне. Перед ними развёртывается сцена избиения младенцев, нарисованная с большой энергией и живым драматизмом. Авторы этой фрески и других в Санта Мария ин Порто остаются пока "неизвестными живописцами" школы Джотто. Полагают, что они пришли в Равенну из Римини... При прощании с Санта Мария ин Порто снова вспоминается Данте. Он, несомненно, проходил здесь, направляясь к Пинете, привлекавшей его своим созерцательным уединением. Этот прекрасный лес пиний, идущий на много вёрст к югу от Равенны вдоль морского берега, привлекал и других поэтов после Данте... Байрон любил ездить верхом по его усыпанным мягкими иглами дорожкам... Пинета как-то странно настораживает душу, чувство ожидания овладевает ею. Здесь невольно начинаешь прислушиваться и приглядываться... Настаджио дельи Онести, о котором рассказывает Бокаччо, встретил здесь нагую женщину, преследуемую охотником и собаками. В этом видении ему открылась важная часть его судьбы." (подробнее о церкви читайте в "Пояснениях").

~ * ~ * ~ * ~

"…В сущности, нет ни прекрасного стиля, ни прекрасной линии, ни прекрасного цвета, единственная красота - это правда, которая становится зримой."

Несомненно, эти слова Огюста Родена относятся к одному из основных осязаемых видов искусства - живописи. На протяжении столетий художники разных стран постоянно обращались к героям "Божественной комедии" Данте, пытаясь воспроизвести на своих полотнах самую романтическую часть поэмы - историю Франчески и Паоло.

Эту тему прекрасно раскрывают сохранившиеся и дошедшие до наших дней рисунки, которые представляют собой небольшие иллюстрации к рукописным изданиям "Комедии", выполненные мастерами миниатюры. Многие из них являются бесценными экспонатами фондов старейших библиотек мира - Библиотеки Бодлейан (Оксфордский университет), Ватикана (Рим), Библиотеки Тривулзиана (Милан), Британского музея (Лондон), а первыми художниками-миниатюристами, кто прикоснулся к теме трагической любви Франчески и Паоло, по праву могут считаться Приамо делла Кверча (Priamo della Quercia, 1400-1467) и Гульельмо Джиральди (Guglielmo Giraldi, 1445-1490). На картине Джиральди, иллюстратора одного из первых рукописных изданий поэмы Данте, изображены немного вытянутые, по готическим критериям, идеальные тела Паоло и Франчески; художник попытался передать атмосферу непринужденной беседы их с Данте и Вергилием, тем самым показывая благородную простоту великого искусства Возрождения. Приамо делла Кверча совместно с Джованни ди Паоло (Giovanni di Paolo di Grazia, 1403-1482) в средине пятнадцатого века иллюстрировал ещё одно издание "Божественной комедии", правда существует предположение, что некоторые его миниатюры, в том числе и "Ад. Песнь V", написаны иным живописцем и скульптором - Лоренцо Веккьеттой (Lorenzo di Pietro or Vecchietta, 1410-1480) - под сильным влиянием которого находился Приамо делла Кверча.

К огромному сожалению, последующие века постепенно утратили интерес к Данте, так как барокко, а следом и классицизм - два ведущих, но противоборствующих течения 17-18-х веков были схожи в одном: оба не признавали не только готику, но и в некоторой степени даже Ренессанс, поэтому и Данте был с лёгкостью забыт художниками этого периода. В наступившем 18-м веке в восприятии "Божественной комедии" роковую роль сыграл Вольтер, который считал поэму неудачной, наполненной темной и глупой фантастичностью, к тому же ещё и лишённой какого-либо вкуса. Лишь к концу восемнадцатого - началу девятнадцатого столетия наметился новый, правда, медленно пробуждающийся, интерес к Данте. В этот период Йозеф Антон Кох (Joseph Anton Koch, 1768-1839) - австрийский живописец и рисовальщик, увлечённый работами старых мастеров гравюры, создал рисунок "Паоло Малатеста и Франческа да Римини, застигнутые врасплох Джанчотто Малатестой" (1805-1807), а спустя несколько лет он написал картину "Встреча Данте и Вергилия с душами Паоло и Франчески".

В это же время открыли для себя историю средневековых влюблённых и другие художники:

Джакомо Макиавелли (Gian Giacomo Machiavelli, 1755-1811), Феличе Джани (Felice Giani, 1758-1823), Генрих Фюссли (Johann Heinrich Fussli, 1707-1782), Мари-Филипп Купери (Marie-Philippe Coupin de la Couperie, 1773-1851) и др.

С течение времени интерес к героям Данте стал проявляться у многих живописцев. Большинство из них искали в этих образах душевное пристанище от несовершенности эпохи наступающего 19-го века, и аура давно ушедшего Средневековья в какой-то мере способствовала в ту пору утверждению искусства романтизма, пришедшему на смену угасающей эпохе классицизма. В 1819 году французский художник Жан Огюст Доминик Энгр (Jean Auguste Dominique Ingres, 1780-1867) своей картиной "Паоло и Франческа" (есть несколько вариантов этой работы) открыл тему трагической любви для целого поколения художников, которые полностью окунулись в сферу её душевных переживаний, бесконечно варьируя сюжет Пятой песни Ада. Сам Энгр подробно изложил в своих заметках ("Заметки Энгра") так сильно волновавшие его подробности любви и гибели Паоло и Франчески. Мысль запечатлеть их образы возникла у художника ещё в 1814 году во время посещения Неаполя, и два годя спустя он создал несколько рисунков, которые впоследствии использовал для воплощения задуманного сюжета о Франческе и Паоло в живописном полотне. Когда его картина была представлена на Всемирной выставке 1855 года, один из критиков очень метко и остроумно выразил суть этого произведения: "Паоло - не человек, это - поцелуй…". Выражение лица, затуманенный взгляд, вытянута линия профиля, удлинённая шея - вся поза Паоло говорит о его пылкой страсти к Франческе.

После Энгра история Франчески и Паоло будет иметь длинную жизнь и не только в живописи, но и в других видах искусства. На протяжении 19 столетия и в следующем веке этой теме посвятили свои работы многие художники.

  Уильям Блэйк (William Blake, 1757-1827), Пьер Делорм (Pierre Claude Francois Delorme, 1783-1859), Ари Шеффер (Ary Scheffer, 1795-1858), Луиджи Рубио (Luigi Rubio, 1797-1882), Эжен Делакруа (Eugene Delacroix, 1798-1863), Уильям Дайс (William Dyce, 1806-1864), Джон Херберт (John Rogers Herbert, 1810-1890), Джордж Уотс (George Frederic Watts, 1817-1904), Джозеф Патон (Joseph Noel Paton, 1821-1901), Александр Кабанель (Alexandre Cabanel, 1823-1889), Хьюго Мерле (Hugues Merle, 1823-1881), Габриэль Россетти (Dante Gabriel Rossetti, 1828-1882), Ансельм Фейербах (Anselm Feuerbach 1829-1880), Амос Кассоли (Amos Cassioli, 1832-1891), Константин Маковский (Konstantin Makovsky, 1839-1915), Мозе Бьянки (Mose Bianchi, 1840-1904), Чарльз Халле (Charles Edward Hallé, 1846-1914), Гаэтано Превиати (Gaetano Previati, 1852-1920), Фрэнк Дикси (Frank Bernard Dicksee, 1853-1928), Отто Вермерен (Otto Vermehren, 1861-1917), Лайош Гулачи (Lajos Gulácsy 1882-1932) и другие живописцы, рисовальщики и гравёры.

Наиболее часто авторы художественных произведений обращались к трём сценам из истории Паоло и Франчески: чтению ими легендарной книги, собственно поцелую героев, в отсутствии или с тайным присутствием ревнивого Джанчотто, а также встрече Данте и Вергилия с душами трагических влюблённых во втором круге Ада. Несколько меньшее число сюжетов посвящено нерасторжимой паре, влекомой адским вихрем, и совсем мало - самостоятельному изображению Франчески. Среди картин, посвящённых моменту поцелуя, выделяется произведение шотландца Уильяма Дайса, датированное 1845-м годом, - не только благодаря особенной нежности и невинному облику представленной на нём юной четы. При более внимательном рассмотрении в композиции картины можно заметить изображение руки на парапете высокой террасы, слева от замечтавшихся влюблённых. Принадлежит ли эта рука Джанчотто? Верно. Дело в том, что первоначально в сюжете картины присутствовала фигура супруга Франчески, наблюдающего эту встречу, но по некоторой причине (возможно из-за неудачного состава одного из использованных пигментов) левый край полотна подвергся порче. В 1882 году прославленный Джозеф Патон предложил удалить испорченную часть изображения, при этом оставив нетронутым кончик руки Джанчотто, он же создал новое обрамление для картины. Благодаря такому решению полотно было спасено и даже обрело смысловой драматический элемент, напоминающий нам о том, что идиллию возлюбленных подстерегает роковое вмешательство. Выразительную деталь подобного значения можно встретить в картине Григолетти 1840 года, где из мрака, скрывающего дверной проём позади сидящих влюблённых, выступает блестящий конец смертоносного лезвия шпаги. Сам Патон, гораздо ранее обращавшийся в своём творчестве к образам Паоло и Франчески, в 1882 году написал новое произведение на эту тему, избрав для него эпизод с клинком, занесённым Джанчотто над головой его брата (см. под заглавием раздела).

 

 

 

 

 

Гюстав Доре (Gustave Dore, (1832-1883) создал целую серию рисунков на тему Паоло и Франчески.

 

Не только станковые картины, рисунки и гравюры запечатлели образ неразделимой пары. Изображения Паоло и Франчески украшают и другие художественные изделия: от дорогого батика до оттиска на сувенирной салфетке.

 

 

~ * ~ * ~ * ~

Говоря о пластическом искусстве, нельзя пройти мимо уникального скульптурного произведения Огюста Родена (François-Auguste-René Rodin, 1840-1917) "Врата Ада" (La Porte de l'Enfer / The Gates of Hell), над которым он работал около сорока лет (1880-1917).

Это монументальная панель высотой 6 м. и шириной 4 м., изобразительную площадь которой занимают 180 фигур персонажей, величиной от 15-ти сантиметров до метра. Первоначально задуманная для оформления главного входа в музейное здание, волею судьбы эта скульптурная композиция создавалась как самостоятельное произведение. Гипсовый оригинал "Врат" хранится в Музее Родена в Париже, в 1917 году с этой модели были сделаны три оригинальные бронзовые отливки. Творение Родена во многом вдохновлено описанием ада в "Божественной комедии" Данте, а также произведениями Микеланджело, Бодлера, библейскими сюжетами, греческой мифологией. Форма его представления в виде горельефов на поверхности внушительного размера ворот восходит к образу рельефных церковных порталов. Движения и жесты фигур, выражающие страдание и отречение, муку и утрату, боль и безнадежность застыли в материальной фактуре, чем-то напоминающей огненную лаву. В некоторых фрагментах грандиозного скульптурного "коллажа" просматриваются сюжеты, связанные с трагической историей Франчески и Паоло. Внизу на левой половине "Врат" изображён Паоло, пытающийся удержать выскальзывающую из его рук Франческу, к этой сцене по смыслу примыкает также изображение на правой "створке", называемое "Ускользающая любовь" / Fugit Amor / Fleeting Love (Мужская фигура которой известна и как "Блудный сын"). Некоторые фигуры и группы, составляющие композицию произведения, были выполнены автором отдельно в бронзе или мраморе и обрели самостоятельную известность, в том числе, "Ускользающая любовь". Популярная скульптура "Поцелуй"/ Le Baiser / The Kiss ("Паоло и Франческа") первоначально являлась одним из сюжетов, посвящённых Паоло и Франческе в общем замысле "Врат", но затем Роден решил "изъять" его, т.к. жизнеутверждающая радость возлюбленных выпадала из общей трагической картины.

История Франчески и Паоло воплотилась в работах и других скульпторов разных стран и времён: Антуана Этекса (Antoine Etex, 1808-1888), Аристида Круази (Aristide Croisy, 1840-1899), Жана-Батиста Хьюза (Jean Baptiste Hugues, 1849-1930), Чарльза Рикеттса (Charles De Sousy Ricketts, 1866-1931),Эстер Вертеймер (Esther Wertheimer, b.1926), Бруно Бруни (Bruno Bruni, b.1935 in Gradara) и др. Датский скульптор и рисовальщик Бертель Торвальдсен (Bertel Thorvaldsen, 1770-1844), автор знаменитой скульптуры Ясона, сделал небольшой графический набросок Франчески и Паоло. Можно предположить, что это - его незавершенный рисунок, хотя вполне вероятно и то, что на основе данного эскиза, автор собирался сделать скульптурную композицию дантовских героев.

 

Музей и галерея искусств Бирмингема хранят в своих сокровищах ещё одну мраморную скульптуру Паоло и Франчески. Автором её является английский скульптор, шотландец по происхождению, Александр Манро (Alexander Munro, 1825-1871). Он создал работу, несущую в себе несравненную красоту, бесконечную нежность и щемящее чувство обречённой любви. Мраморное воплощение скульптуры датировано 1852 годом, её гипсовая модель была представлена годом раньше на Всемирной выставке в Лондоне (The Great Exhibition,1851) и вызвала большой успех. Полагают, что работа Манро была вдохновлена его другом  Данте Габриэлем Россетти (Dante Gabriel Rossetti, 1828-1882), основателем и душой Братства Прерафаэлитов. Не только сюжетно, но и в композиционном плане эта скульптурная группа перекликается с известным акварельным рисунком-триптихом Россетти. И хотя этот рисунок был завершён несколькими годами позднее появления скульптуры (существует также его реплика 1861 г.), работать над темой Паоло и Франчески и создавать наброски Россетти начал ещё в 1849 году. Такая увлечённость была неслучайной: он был воспитан на Данте, его отец - Габриэле Россетти (Gabriele Rossetti, 1783-1854) - написал комментарий к "Божественной комедии" и дал ему имя поэта.

Творцы современной живописи и скульптуры, поэзии и музыки, театра и кино с особым трепетом отнеслись к истории несчастных влюблённых Паоло Малатесты и Франчески да Римини. Под влиянием их трагической судьбы создаются новые яркие произведения искусства, воспевающие великий образ любви, любви преданной, любви безграничной, любви самоотверженной, той любви, что готова терпеть жестокую участь, сносить любые испытания, выдерживать боль и мучения, такая любовь сможет утешить, спасти и защитить даже если её осудили, не смогли оправдать, посчитали греховной, и в наказание бросили в лавину смерча, в бесконечный адовый плен…

 

Лишь в неизменном - бесконечность,

Лишь в постоянном - глубина.

И дальше путь, и ближе вечность,

И всё ясней: любовь одна.

Любви мы платим нашей кровью,

Но верная душа - верна,

И любим мы одной любовью...

Любовь одна, как смерть одна.

Зинаида Гиппиус, 1896

 

Татьяна Кузнецова, Ольга Николаева - специально для www.romeo-juliet-club ru

 

 автор проекта Музей Любви - Ольга Николаева / Olga Nikolaeva - the author of this Love Museum site 

 Использование материалов сайта www.romeo-juliet-club.ru возможно только 

 с разрешения автора , официального представителя Клуба Джульетты в России. 

 

Пояснения к именам и названиям

 

 

- "Божественная комедия" (Divina Commedia, 1307-1321). Данте Алигьери назвал своё произведение просто "Комедия", употребив это слово в тогдашнем средневековом смысле, когда комедией называлось любое произведение с печальным началом и благополучным, счастливым концом (герои Данте проходят долгий путь от мрака и скорби к свету и радости), а трагедией наоборот - произведение с благополучным началом и печальным концом. Поэтому понятие комедийности не всегда имело под собой основание вызывать смех, как принято сейчас. Что же касается нынешнего, привычного для нас названия "Божественная комедия", то оно утвердилось гораздо позже, при этом не обозначая религиозность произведения, а выражая его поэтическую безупречность и тем самым вознося его к божественному совершенству.

 - Малатеста (Malatesta). Род Малатеста известен с 12-го века, его родоначальником был некий Уго, упомянутый в хрониках 1132 года. Когда же во главе города Римини стал его внук - храбрый и искусный военачальник, которого риминийцы пригласили для защиты города от внешних врагов, то за свой воинствующий характер и необузданный нрав, он получил прозвище Малатеста, что значит "дурная голова". В дальнейшем оно стало фамильным именем, и Малатестами стали зваться все его потомки.

- Гвельфы (итал. Guelfi), получившие название от Вельфов (Welf), герцогов Баварии и Саксонии - соперников германской династии Штауфенов, объединяли противников империи (преимущественно из торгово-ремесленных слоев), знаменем которых был папа римский. В 12-14 веках враждовали с гибеллинами.

- Гибеллины (итал. Ghibellini) - сторонники императора (феодальная знать и часть недовольных засильем буржуазии низших слоев), получившие название от имени замка Штауфенов "Гаубелинг" ("Вайблинген"), стояли за сильное централизованное государство. Враждовали в гвельфами.

- Джиневра, или Гвиневера, Гвине́вра, Гиневра (англ. Guinevere, итал. Ginevra) - в литературе олицетворяет образ Прекрасной дамы. Она - супруга легендарного короля Артура, по легенде околдовала любовью сэра Ланселота - одного из рыцарей Круглого стола и подарила ему свой поцелуй.

- Ланселот, Ланцелот, (англ. Lancelot of the Lake, итал. Lancelotto) - знаменитый рыцарь Круглого стола, по легенде любил одну единственную Прекрасную даму - Гвиневеру, супругу короля Артура, ради неё жертвовал всем, даже жизнью и честью.

- Галеот - ("И книга стала нашим Галеотом! Никто из нас не дочитал листа.") - друг Ланселота, который способствовал его сближению с королевой Гвиневерой.

- Санта Мария ин Порто (Santa Maria in Porto Fuori ) - древняя базилика, ведущая своё начало с 9-го века, построенная в устье Бадарено, ныне исчезнувшего рукава реки По, где раньше находился римский морской порт. В начале 12-го века блаженный Пьетро Онести основал здесь конгрегацию латеранских каноников (монашеское сообщество регулярных каноников-августинцев). В церкви находилась важная святыня - мраморный византийский барельеф с изображением Мадонны, молящейся с поднятыми руками, и надписью "Матерь Божия" на греческом языке. Как гласит предание, этот образ был явлен монахам во время молитвы в церкви за пределами города в первое воскресенье после Пасхи 1100 года. Святое изваяние было обретено в прибрежных водах вблизи того же места. Пьетро Онести, один из молившихся, которому было предназначено принять на руки из вод эту икону, не сразу решился приблизиться к ней, т.к. считал себя грешным - "Пеккаторе" (итал. Peccatorе). В современной Равенне каждый год отмечается праздник обретения этого образа, называемого "Греческая Мадонна" (Madonna Greca). В течение средних веков базилика Санта Мария ин Порто в основанном Пьетро Онести аббатстве являлась значительным центром паломничества и сохраняла эту роль вплоть до 1503 года, когда по призыву духовенства Венеции она было оставлена местными латеранскими канониками, переместившимися в город Равенну, где был заложен новый монастырь и была построена новая базилика Санта Мария ин Порто. Это было осуществлено в целях сосредоточения духовной деятельности сообщества в пределах города и ради предотвращения разорения аббатства с моря турецкими пиратами. Строительство новых зданий аббатства в стиле венецианской архитектуры было закончено к 1525 году. Фасад новой базилики получил окончательную отделку в восемнадцатом веке. В неё перенесли из старой церкви древнюю святыню. После утраты прежней значительности старая базилика стала называться Санта Мария ин Порто Фуори (итал. "fuori" означает "вне", в данном случае "за пределами города"). Посетивший её в начале 20-го века путешественник и исследователь П.П. Муратов передал своё впечатление от увиденного в следующих словах:

"... коричневая бесформенная группа каменных строений с высокой четырёхугольной башней, компаниле. Вблизи от её дряхлых стен веет суровостью несколько дикой и грозной, чем-то безусловно монашеским, что всегда свойственно постройкам романской эпохи. И всё здесь: и убогое жильё сторожа, и дверь, которую он отворяет, и внутренность церкви с разрушенным полом, с просвечивающей кое-где крышей - производит впечатление гибели и запустения. Удивительно, как ещё могли тут сохраниться фрески. Большая часть их уже осыпалась или превратилась в неопределённые пятна... Когда, наконец, затворится дверь полуразрушенного храма, когда присядешь на его покрытом мхом пороге, освещённом уже низким октябрьским солнцем, невольно хочется задуматься над дальнейшей судьбой этих фресок. Будет ли признана их высокая художественная ценность, и это признание перейдёт в популярные книги, в путеводители, в Бедекерах появится звёздочка около имени древней церкви, туристы начнут бывать здесь во множестве, а там появятся реставраторы и, укрепляя то, что было, прибавят то, чего не было, и фрески эти так же станут походить на самих себя, как Джотто в Санта Кроче во Флоренции похож на настоящего Джотто? Или их ждёт другая судьба, то есть безвестность и медленное уничтожение?"

 Древняя церковь была разрушена во время авианалёта на Равенну 5 ноября 1944 года. Уцелели только небольшие фрагменты прежде большого фрескового цикла 14 века. Определялось, что эти фрески были созданы кем-то из "джоттесков" - последователей изобразительного стиля Джотто (Giotto di Bondone, 1266/7-1337), выдающегося художника Проторенессанса (преддверия эпохи Возрождения). В настоящее время полагают, что в Санта Мария ин Порто Фуори работал Пьетро да Римини (Pietro da Rimini, d.1345?) - мастер риминийской школы, сложившейся под влиянием Джотто. Фотографии утраченных изображений хранятся в Библиотеке Классенсе (Biblioteca Classense, XVI) в Равенне. В восстановленном после войны здании церкви находится раннехристианский саркофаг (датируемый 5-м столетием), с 1119 года известный как погребение "Petrus ecclesius" - вероятное место захоронения Пьетро дельи Онести (Pietro degli Onesti), основателя аббатства. Нынешняя колокольня церкви возведена на руинах древней колокольной башни.

                                                              

вход в Музей - Museum entrance            Ромео и Джульетта - Romeo&Juliet

 

 Обращение к пользователям: 

Сайт "Ромео и Джульетта" (включающий также наш МУЗЕЙ ЛЮБВИ) представляет авторский проект-исследование, являющийся результатом многолетнего тематического поиска, а также дружеского общения его создателей с коллегами из итальянских клубов. Он был опубликован в Сети в марте 2000 года. За время своего существования данный уникальный проект стал основным источником информации для создателей многих других Сетевых и печатных изданий родственной тематики. Замечено также немалое число случаев недобросовестного использования наших материалов. Поэтому мы просим пользователей учитывать факт первичности содержания данного "Тематического сайта "Ромео и Джульетта" и обязательно ссылаться на него, даже в том случае, когда они применяют материалы других сайтов, совпадающие с нашими либо явно построенные на них и игнорирующие права на интеллектуальную собственность. О принципах информационного сотрудничества с нами можно узнать на странице "Обращение к пользователям".

Материалы "Тематического сайта "Ромео и Джульетта"нельзя 

воспроизводить где-либо без разрешения его создателей.

При их упоминании ссылка на этот сайт обязательна.

 

Содержание сайта служит исключительно познавательным целям.

All the materials are published here for educational purposes only.

 

 © 2000-2015. Ольга и Владимир Николаевы. Все права защищены.

© 2000-2015. Olga & Vladimir Nikolaevy. All rights reserved.