Музей Любви - Museum of Love 

Зал Пирама  и Фисбы - Room of Pyramus and Thisbe

Пирам и Фисба

"Безрадостной любви развязка роковая.

Не тихая печаль, а смертной муки час.

Пусть жизнь – лишь злой обман,

Но сердце, умирая,

Томится и болит, и на пороге рая,

Еще горит огнём, что в вечности погас."

 

Владимир Соловьёв, 1887

 

Из глубины столетий дошли до нас семь невероятных чудес света и одно из них - знаменитые Висячие сады Вавилона, которые писатели древности единодушно называли садами Семирамиды. Честь создания этого чуда они приписывали вавилонской царице, с именем которой связано множество фантастических историй и легенд.

«Видел я стены твои, Вавилон,

На которых просторно и колесницам:

Видел Зевса в Олимпии я,

Чудо висячих садов Вавилона…»

 

Антипатр Сидонский, греч. поэт, II-I вв. до н.э.

 

Пирам и Фисба:

Сюжет мифа,   Музыка,   Литература,   Образ в искусстве,   Пояснения

Совсем иная история, древняя легенда, поведавшая нам о трагической любви Пирама и Фисбы, тоже связана с городом Вавилоном. Можно предположить, что кому-то эта история покажется наивной, слишком пафосной, возможно с долей иронии, но она существует, и уже на протяжении многих веков о ней говорят, её не забывают поэты и музыканты, пишут картины художники. Она - одна из двухсот легенд, собранных и красочно описанных  Публием Овидием Назоном (Publius Ovidius Naso, 43 г. до н.э. - 17 или 18 г. н.э.) в его знаменитых "Метаморфозах".

Слово "метаморфозы" означает "превращения". С древних времён существовало множество мифов и легенд, которые заканчивались тем, что герои этих историй превращались в животных, в растения, в реки и горы. Древнеримский поэт Овидий собрал известные ему мифы о превращениях и написал поэму под названием "Метаморфозы". Поочередно пересказывая эти мифы, переплетая их сюжеты, подхватывая и дополняя одну историю другой, он создал великолепное поэтическое произведение, состоящее из 15-ти книг. История любви Пирама и Фисбы лишь крохотная часть этой поэмы, но введение её в ряд метаморфоз оправдано, так как существует в этой легенде рассказ о перемене цвета плодов шелковицы, когда белые ягоды превратились в кроваво-чёрные

~ * ~ * ~ * ~

Пирам и Фисба. Сюжет мифа

 

"Я про Фисбу и Пирама

С позволения гитары

Вам поведаю - про верность

И страданья юной пары."

 

Луис де Гонгора-и-Арготе / Luis de Gongora y Argote

В древнем городе Вавилоне, городе, окружённом висячими цветущими садами, что манят к себе прохладой  и парящей над домами и храмами зелёной листвой, в «городе великом… городе могучем» в соседних домах на одной улице, с самого своего рождения жили, ни в чём не ведая нужды, Пирам и Фисба (греч. Πύραμος; Θίσβη). Юноша и девушка обладали невероятной красотой, оба - юные и прекрасные, как райские цветы из садов Вавилона, и не было никого краше на всем Востоке.

Пирам и Фисба, конечно же, полюбили друг друга. Любовная искорка, попавшая в их сердца, с годами всё больше разгоралась, превращаясь в ярое пламя, и с уходящим временем чувство это только крепло, и, наверное, дело бы дошло до свадьбы, но родители их по неведомой нам причине категорически запретили встречаться влюблённым. Как ни старался Пирам увидеться с Фисбой, как ни желала Фисба поговорить с Пирамом, злая судьба повсюду мешала и вредила им. Лишь тайным знаком глаз, лишь мимолётной улыбкой, осторожным кивком головы могли они общаться между собой.

 

"С годами крепла любовь; и настала б законная свадьба,

Если б не мать и отец; одного запретить не умели, -

Чтобы в плену у любви их души пылать перестали.

Нет сообщников им; беседуют знаком, поклоном;

Чем они больше таят, тем глубже таимое пламя."

 

Овидий, "Метаморфозы". Перевод С.В. Шервинского

 

Единственной отрадой для несчастных влюблённых была маленькая щель, прорезавшаяся в стене старого дома, ведь город Вавилон был хоть и величественным, но совершенно непрочным - «сахарным городом», построенные из глины дома легко давали трещины и быстро разрушались. Пирам и Фисба жили по соседству в смежных домах и комнаты их были соединены общей стеной с небольшой тонкой расщелиной. И если кому-то изъян этот практически не был заметен, то для юных возлюблённых он стал единственной возможностью передать друг другу свои нежные чувства.

"…Голосу дали вы путь, и нежные ваши признанья

Шёпотом, слышным едва, безопасно до вас доходили.

Часто стояли: Пирам - по ту сторону, Фисба - по эту.

Поочередно ловя дыхание уст, говорили "

Овидий, "Метаморфозы" . Перевод С.В. Шервинского

Так изо дня в день, таясь от посторонних глаз, влюблённые часами стояли у стены, прислушиваясь и ловя каждое слово, сказанное друг другу. С одной стороны ненавидя эту стену за то, что она стала на их пути к стремлению "слиться всем телом", с другой - благодарили её за возможность  "словам доходить до милого слуха". И только поздней ночью, даря на прощанье друг другу невидимые поцелуи, отходили от неё несчастные влюблённые, чтобы ранним утром, лишь только первые солнечные лучи осушат утреннюю росу, снова бежать к заветной стене. И вот настал день, когда желание увидеть друг друга, излить свои чувства переполнили чашу терпения, и влюбленные решили встретиться вопреки всему на свете: запрету родителей, стражам у ворот, тёмной ночи, грозящей неведомой опасностью. Свидание было назначено за городом, недалеко от могилы, где был погребён ассирийский царь Нин, супруг нынешней правительницы Вавилона - Семирамиды. Над могилой росло дерево, широко раскинув свои ветви с белоснежными сладкими и сочными плодами. То была шелковица, под ней и должны были встретиться Пирам и Фисба.

Первой в условленное место пришла Фисба. Дождавшись пока заснут в доме родные и слуги, девушка осторожно пробралась к входной двери, бесшумно открыла задвижку  и выпорхнула на улицу. Неслышно, как тень, проскользнула она мимо стражей, вот и тропинка, ведущая к заветному месту. Закутавшись в широкий плащ, она присела под тутовым деревом и стала ожидать своего возлюбленного Пирама. Вдруг послышался шорох, и в свете луны показалась огромная львица, видно было, что совсем недавно она утолила свой голод - вся её пасть была окровавлена, и теперь зверь шёл к ручью утолить  жажду.

 Увидела Фисба львицу, испугалась и бросилась бежать. Плащ, что прикрывал её плечи, соскользнул на землю, но девушка, дрожа от страха, не заметила этой потери, поскорей бы найти убежище и спрятаться от свирепого зверя. Добежав до скалы и обнаружив там небольшую пещеру, Фисба с надеждой не быть увиденной спряталась в этом укрытии. Львица же, возвращаясь от источника, наткнулась на плащ девушки и  со свирепым рёвом накинулась на него, в клочья изодрав одеяние Фисбы.

В это время Пирам, с мечтой поскорей встретить любимую, подошел к условленному месту, но не видит он под шелковицей свою Фисбу, лишь её длинный плащ, весь разорванный и в крови, лежит недалеко от дерева, а рядом видны следы хищного зверя. Побледнел Пирам, страшная догадка пронзила его. С ужасом осознавая, что произошло, схватил он плащ Фисбы, стал покрывать его слезами и поцелуями, виня себя в смерти любимой. Понимая, что бессмысленно ему теперь жить без неё, выхватил юноша свой меч из ножен и одним ударом пронзил свою грудь.

"Тут же в себя он железо вонзил, что у пояса было,

И, умирая, извлёк тотчас из раны палящей.

Навзничь лёг он, и кровь струёй высокой забила…"

Овидий, "Метаморфозы". Перевод С.В. Шервинского

Капельки крови, брызнувшие из раны Пирама, попали на плоды шелковицы, и в ту же минуту белоснежные ягоды потемнели…

А Фисба, всё ещё охваченная ужасом, но горящая желанием поскорее встретиться с Пирамом, решает выйти из укрытия и поспешить навстречу своему любимому, представляя, как расскажет ему о грозившей ей опасности и о том, как смогла она избежать её.

Торопится юная Фисба, вот и ручей, и дерево рядом раскинуло свои ветви, но почему же на тутовом дереве совсем иные плоды - другого, темного цвета. И тут она увидела своего любимого Пирама, почти бездыханного, окровавленного, а рядом - его меч и свой растерзанный плащ. Девушка сразу же поняла, что произошло. Обливаясь горькими слезами, бросилась она целовать ледяное лицо юноши, обнимать любимое тело, но смерть слишком близко подступила к Пираму:

 

"О! - восклицала, - Пирам, каким унесен ты несчастьем?

Фисбе откликнись, Пирам: тебя твоя милая Фисба

Кличет! Меня ты услышь! Подними свою голову, милый!"

Овидий, "Метаморфозы". Перевод С.В. Шервинского

Лишь на мгновение, услышав родной голос, юноша открыл свои глаза, но не смог он  видеть Фисбу.  Отягощённые смертью, опустились его веки уже навсегда.

Убитая горем Фисба понимала, что причиной смерти её возлюбленного стала безмерная его любовь к ней, но её чувства не менее сильны, и она докажет это, пойдет вслед за любимым, не отдаст его в руки смерти-разлучнице. Взгляд её упал на шелковицу. Окрашенные в тёмно-багровый цвет, плоды казались налитыми кровью погибшего Пирама.

 

"Ты же, о дерево, ты, покрывшее ныне ветвями

Горестный прах одного, как вскоре двоих ты покроешь,

Знаки убийства храни, твои пусть скорбны и тёмны

Ягоды будут вовек - двуединой погибели память!"

 

Овидий, "Метаморфозы". Перевод С.В. Шервинского

 

После этих слов схватила Фисба меч Пирама, направила его прямо в свое сердце и бросилась на острый клинок…Час, назначенный для первого и так долго ожидаемого свидания, оказался последним в их жизни.

  Влюблённых похоронили вместе, как будто услышав последнюю просьбу несчастной Фисбы "положить их в могиле единой", а шелковица - единственная свидетельница этой трагедии, с тех пор стала плодоносить ягодами тёмно-кровавого, почти чёрного, цвета, в память о скорбной кончине горячо любивших друг друга Пирама и Фисбы. Судьба жестоко обошлась с влюблённой парой. Не дав познать им наслаждения в любви, она забрала их жизни, во имя этой любви…

"Не смог без Фисбы жить Пирам,

А Фисба - без Пирама."

Джеффри Чосер / Geoffrey Chaucer, "Книга о королеве"

Античными Ромео и Джульеттой называют Пирама и Фисбу, сравнивая их с шекспировскими героями, ведь судьбы их во многом схожи. Сам же Шекспир, как принято считать, взял за основу всеми нами любимой гениальной трагедии поэму Артура Брука (Arthur Brook), однако имя Фисбы встречается в тексте "Ромео и Джульетты". В сцене 4-й Меркуцио говорит Бенволио о Ромео так: "Теперь у него в голове только стихи, вроде тех, какие сочинял Петрарка. По сравнению с его возлюбленной Лаура - судомойка... , Дидона - неряха, Клеопатра - цыганка, Елена и Геро - негодные развратницы, а Фисба, хоть у неё и были хорошенькие глазки, всё же не выдерживает с нею сравнения." (перевод Т.Л. Щепкиной-Куперник). Более того, по ходу действия одной из своих комедий Шекспир вводит постановку "Любовь прекрасных Фисбы и Пирама", где забавы ради герои произведения разыгрывают древний сюжет.

 

"Гурьба шутов, простых мастеровых,

Кормящихся трудами рук своих,

Разучивала пьесу, вожделея

Сыграть её на свадьбе у Тезея."

 

У. Шекспир, "Сон в летнюю ночь". Перевод М. Лозинского

 

"Почтенные, сей вид не ясен вам?

Дивитесь: скоро всем вам станет ясно.

Сей человек, известно будь, Пирам.

Девицу же звать Фисбою прекрасной…"

 

У. Шекспир, "Сон в летнюю ночь". Перевод Т.Л. Щепкиной-Куперник

 

~ * ~ * ~ * ~

Пирам и Фисба в музыке

 

Шекспировскую комическую трактовку сюжета о Пираме и Фисбе взял за основу своей оперы и современный московский музыкальный театр "Геликон-Опера". В 2003 году он предоставил на суд зрителей совершенно несвойственную оперным традициям постановку под названием "Пирам и Фисба, или Роковая любовь", воскресив оперу-пародию, сочинённую в 1745 году композитором Джонон Фредериком Лэмпом  (John Frederick Lamp). По сути это - "издевательская опера с прологом и эпилогом, чаем по-английски и английским юмором"...

Ну а если говорить серьезно, то прекрасное воплощение в музыкальную форму сюжета о трагической любви античных влюблённых осуществил немецкий композитор и певец Иоганн Адольф Хассе (Johann Adolf Hasse), в 1768 году написав чудесную оперу "Пирам и Фисба" ("Piramo e Tisbe"). Либретто оперы сочинил итальянец Марко Кольтеллини (Marco Coltellini). Сюжет древней истории он оставил практически неизменным, лишь только дополнил небольшим штрихом некоторые детали сюжетной линии легенды.

Пирам и Фисба нежно любят друг друга, но их чувству грозит беда, ведь отец девушки подыскал ей более подходящего (по его мнению) жениха. Влюблённые решают тайно встретиться в лесу в полночь. Пришедшая раньше Фисба внезапно видит свирепого льва и в ужасе убегает. Однако зверь успевает сорвать с неё плащ и ранить девушку. Пирам, на какой-то миг опоздавший на свидание с любимой, видит окровавленное одеяние Фисбы, он уверен, что его возлюбленную разорвали дикие звери. В отчаянии Пирам закалывает себя мечом. Фисба возвратясь на место свидания и увидав бездыханного любимого, тоже убивает себя. В погоню бросается отец Фисбы, но он опоздал, его добыча - два мертвых тела. Виня себя в смерти горячо любимой дочери, он сводит счеты с жизнью.

Сам композитор считал оперу "Пирам и Фисба" своим лучшим произведением в этом жанре и после написания её он намеревался покинуть оперную сцену навсегда, ведь в то время ему уже было 69. Но этого не случилось, ведь сочинённая им опера имела огромный успех. Музыка, звучащая здесь, очень лёгкая, воздушная, кружащая, ибо она пронизана чувствами бесконечной любви, любви юной, трепетной. Сочинить такую музыку мог только очень талантливый композитор, каким и являлся Иоганн Адольф Хассе.

К теме трагической любви античных влюблённых обращались и другие композиторы Франсуа Франкёр (Francoeur François) и Франсуа Ребель (François Rebel); в их оперной постановке "Пирам и Фисба" (1726 г.) партию Фисбы исполняла французская певица Софи Арно (Madeleine-Sophie Arnould), считавшаяся лучшим сопрано того времени, даже Глюк (Christoph Willibald Ritter von Gluck) сочинил оперу "Пирам" ("Pyram"), но она не имела такого успеха, как его знаменитое творение "Орфей и Эвридика", скорее, наоборот. Сотканная из знакомых мелодий  предыдущих сочинений, опера звучала скучно и узнаваемо. Впоследствии она стала именоваться "пастиччо" - pasticcio. (Рasticcio (итал.) букв. - паштет; в переносном смысле – смесь, мешанина – опера, состоящая из арий, дуэтов и др. частей, заимствованных из различных опер одного или нескольких композиторов.

~ * ~ * ~ * ~

Пирам и Фисба в литературе

История Пирама и Фисбы нашла свой отклик и в литературе. Порой она отзывалась в событиях или явлениях, описанных в том или ином произведении, как некая аналогия  с древней легендой и не более. К примеру, в античной поэме "Деяние Диониса" Пирам и Фисба - это две реки, безуспешно стремящиеся найти друг друга. Как не велико их желание встретиться, воплотиться в реальность оно не может, ведь текут эти реки в разных направлениях, и повернуть вспять движение их вод невозможно…

"Вот плодоносным потоком из семиустья лиющий

Влагу, Нил-скиталец встречает Алфея-страдальца:

Жаждет первый излиться со всей любовью на почву…

…Хочет другой, отклонившись с привычной дороги,

Скорби любовной предаться; влюблённого встретив Пирама

По пути, он молвит мольбою полные речи:

"Ах, Пирам, ты куда? Кому юную Тисбу оставил?...

 

…Ах, Пирам, утешитель Алфея, ведь не от Дия

Нам обоим опасность, от жала Афрогенейи!

Жжет меня пламень страсти. Идем же со мной! Аретусу,

Сиракузянку, стану искать, а ты свою Тисбу!..."

 

Нон Панополитанскоий (400-470 гг. н. э.), "Деяние Диониса"

 

 

Широкой известности "Метаморфоз" способствовали их переводы и пересказы на других языках. Степень увлечения Овидием в 11-12 веках даже определяется выражением "Век Овидия" (Aetas Ovidiana). В 14 веке Максимом Планудом (Μάξιμος Πλανούδης) был сделан греческий перевод "Метаморфоз". Античные истории Овидия проникали в литературу средневековой Франции и далее адаптировались в повествовательном жанре в Германии, Голландии, Англии, Италии. Так, в 1480 году создатель первой в Англии типографии Уильям Кэкстон (William Caxton) сделал перевод "Метаморфоз" Овидия, вероятно, пользуясь французскими источниками. В 1567 году появился стихотворный английский перевод Артура Голдинга (Arthur Golding). По-видимому, благодаря этому переводу Шекспиру стала известна поэма Овидия. В итальянской литературе отголосок истории Пирама и Фисбы можно обнаружить в новелле XXXI из сборника "Новеллино" Мазуччо Салернитано (Томмазо Гуардати), впервые изданном в 1476 году в Неаполе. Содержание новеллы дает основание полагать, что за основу своего повествования автор взял сюжет, пришедший из Франции. Рассказ предваряется следующими словами:

 

"Двое прекрасных любовников бегут, чтобы сочетаться браком. Сбившись с пути вследствие бури, они попадают в приют к прокажённым, и здесь прокажённые убивают любовника, а девушка лишает себя жизни над его трупом."

 

 

Новелла рассказывает трагическую историю Лоизи и Мартины. В городе Нанси, во Франции, в начале 15 века жили два храбрых рыцаря, два владетельных барона. У одного из них была дочка, у другого сын - оба красивые и преисполненные всяческих достоинств. Поскольку упомянутые бароны состояли друг с другом в родстве, хотя и весьма отдалённом, они были настолько дружны между собой, что, "казалось, сообща владели вассалами и прочим добром." Лоизи и Мартина с детства много времени проводили вместе, а когда достигли цветущего возраста, то незаметно для себя влюбились друг в друга нежно и страстно. Несколько лет молодые люди провели счастливо и безмятежно в разговорах и любовных играх, не переступая однако запретной черты, с надеждой вкусить сладостные плоды любви в законном браке. Они договорились, что Лоизи через своего отца сделает предложение отцу Мартины породниться. Но отец девушки отклонил это предложение "по многим разумным основаниям" и очень вежливо предложил отцу Лоизи "в целях сохранения их общей чести" сократить возможно больше встречи между их детьми, и чтобы юноша без крайней необходимости не заходил к нему в дом. Таким образом, не только брак, но даже встречи влюблённых оказались под запретом. Оба невероятно страдали в разлуке, и в конце концов Лоизи через верного человека послал Мартине письмо, в котором спрашивал, нет ли у неё в мыслях какого-нибудь способа, чтобы им спасти свою любовь. Девушка не могла ответить письменно, но через посланника передала для Лоизи такие слова: "либо он будет моим супругом и единственным владыкой моей жизни, либо же я с помощью ножа или яда добровольно изгоню свою душу из измученного тела." Она также сообщила ему свой план, по которому Лоизи, сопровождаемый своими людьми, той же ночью должен был прийти с верёвочной лестницей под её окно. После того, как она спустится, они отправятся в замок какого-нибудь из их родственников и там обвенчаются. По свершении этого события отцу её ничего не останется более, как смириться с этим браком. Посланник Лоизи всё в точности передал ему, и с наступлением ночи юноша уже был под окном Мартины, которая отважно спустилась к нему по принесённой им верёвочной лестнице. Влюблённые в сопровождении слуг радостно отправилась вслед за вожатым в назначенное место. К несчастью, в пути их застала гроза с сильный ливнем, градом и яростным ветром. Небо страшно потемнело. Провожатые юной четы сбились с пути и разбежались в поисках укрытия от этой страшной бури. Таким образом, Лоизи и Мартина остались одни и, не сумев докричаться до своих спутников, отдав себя во власть Судьбы, отпустили поводья лошадей и отправились наугад через непрекращающуюся бурю. Через какое-то время вдали показался огонёк, и они устремились к нему, как потом оказалось, навстречу своей гибели. Добравшись до места, молодые люди обнаружили, что попали в приют для прокажённых, и хотя их встретили там не очень-то приветливо, Лоизи попросил разрешения войти, чтобы отогреться и покормить лошадей, которые были так же измучены, как и несчастные всадники. Проявив некоторое сочувствие, прокажённые проводили молодую чету к пылающему в кухне огню, а их лошадей поставили вместе со своими ослами. Лоизи и Мартина, пересилив естественный страх перед больными и обезображенными людьми, постарались примириться со своим положением. Когда они согрелись и немного пришли в себя, то все окружающие заметили, что красотой и свежестью своей они походят на Нарцисса и Диану. Это обстоятельство пробудило у одного злодея самой безобразной наружности жгучее желание овладеть прекрасной девушкой, убив её возлюбленного. Он поделился своим дьявольским планом с одним из своих товарищей, таким же негодяем. Они отправились в конюшню, отвязали лошадей и произвёли некоторый шум, затем один из них позвал Лоизи якобы успокоить лошадей, а другой, спрятавшись за дверью, в это время нанёс юноше сокрушительный удар топором по голове. Лоизи упал мёртвым без единого вскрика, но они ударили его ещё несколько раз. Вернувшись к другим прокажённым, двое злодеев, будучи главарями в этом ужасном сообществе, приказали им разойтись, и зачинщик всего обратился к обеспокоенной девушке, объявляя несчастной её жестокую участь: "Будь терпеливой, дочка, так как мы только что убили твоего молодца, и потому тебе нечего больше на него надеяться; я же намерен до конца жизни наслаждаться твоим прелестным телом." Трудно описать словами то невыносимое горе, которое обрушилось при этом известии на юную Мартину. Помимо горя потери, она испытывала также невыразимый ужас рядом с этими поистине исчадиями ада, в нетерпении тянувшим к ней свои скрюченные руки. Она отчаянно кричала, билась головой о стену и несколько раз падала без чувств. Затем, не ожидая ниоткуда помощи, Мартина твёрдо решила следовать за Лоизи и хранить ему верность в смерти, как и при жизни. Обратившись к своим мучителям, она выказала будто бы смирение, попросив их об одном - позволить ей прежде простится со своим мужем. Они отвели девушку в конюшню, где она с безумным криком бросилась к бездыханному телу Лоизи. Горько причитая, она орошала его своими слезами и осыпала поцелуями, как вдруг заметила, что на его поясе остался кинжал, который не успели забрать убийцы. Несмотря на то, что она сумела приготовить для себя небольшой нож, она всё же подумала, что кинжал будет надёжнее. Потихоньку достав кинжал из ножен, Мартина спрятала его между собой и телом Лоизи, восклицая: "Прежде чем приготовленная сталь пронзит моё сердце, я призываю тебя, доблестная душа  моего владыки, только что насильственно удалённая из этого тела, и прошу тебя не томиться, поджидая мою душу, которая добровольно соединится с тобою. Вечная любовь, вспыхнувшая в нас обоих одинаковым пламенем, тесно свяжет нас там... Погребальным же ладаном послужит нам наша кровь, смешанная и гниющая в этом ужасном месте, а также слёзы наших жестоких родителей." После этих слов Мартина укрепила рукоятку кинжала на груди мёртвого возлюбленного и, направив остриё против своего сердца, решительно надавила на клинок так, что он насквозь пронзил её. Перед смертью она крикнула: "О жестокие псы, берите же добычу, которой вы так сильно добивались!"

 

 

Стальной клинок больше чем на пядь выступил из её спины. Прокажённые испугались содеянного, они вырыли в конюшне большую яму и в ней тайно похоронили тела возлюбленных, оставив их в том положении, в каком они находились. В последующее время между родителями исчезнувших молодых людей разразилась смертельная вражда, в кровавых схватках также участвовали их слуги. Однако случилось так, что ужасная для обеих сторон истина вышла наружу. Когда между прокажёнными произошла ссора, один из них рассказал, как было дело. Поражённые этим известием бароны помирились и послали в приют своих людей. Там раскопали яму и обнаружили в ней тела несчастных любовников, и хотя они уже подверглись тлению, но кинжал ещё свидетельствовал об их жестокой смерти. Оба тела переложили в деревянный гроб и перевезли в город Нанси, приют же, заперев, подожгли, и он сгорел вместе со всеми прокажёнными. Погибшие возлюбленные, оплаканные не только своими родными, друзьями, но всеми горожанами и даже иностранцами, по совершении торжественной службы были похоронены в одной гробнице, на которой были начертаны такие слова: "Завистливая судьба и злая доля привели к жестокой смерти двух покоящихся здесь любовников, Лоизи и Мартину, погибших в горестной страсти. Плач и рыдай, ты, читающий это".

~ * ~ * ~ * ~

 

Литература более позднего времени также даёт нам примеры обращения к образам Пирама и Фисбы.

 

Любовь Пирама и Фисбы описал в своей трагедии и Теофиль де Вио (Théophile de Viau), французский писатель ХVII века, вошедший в литературу под упрощённым именем - Теофил. В светских кругах он слыл личностью не совсем однозначной. Отстаивая и утверждая в своих произведениях непринуждённость и простоту поэтического выражения, Теофил иногда злоупотреблял в своих же сочинениях витиеватостью модного на то время стиля барокко. Такие моменты слышны в его "Трагической любви Пирама и Фисбы".

 

"Ha! Voice le poignard qui du sang de son maître

S’est souillé lâchement ! il en rougit, le traÎtre !"

 

Theophile de Viau "Pyrame et Thisbe"

 

 Что в переводе с французского звучит примерно так:

 

 "Ах вот он, тот кинжал, который подло запятнал

себя кровью господина своего!

Он покраснел от этого, предатель!"

 

 

Многие критики того времени считали трагедию Теофиля де Вио полной безвкусицей, но для нас он останется чуть ли не единственным писателем после Овидия, кто своим произведением в полной мере раскрыл драматическую историю любви Пирама и Фисбы.

"C'est ici mon tonnerre, et mon gouffre, et ma mort.

En dépit desb parents, du Ciel, de la nature

Mon supplice fera la fin de ma torture.

Les hommes courageux meurent quand il leur plaît."

 

Theophile de Viau "Pyrame et Thisbe"

 

"Здесь мой рок, и моя судьба, и смерть моя,

Вопреки родительскому запрету, неблагосклонности неба и всего окружающего,

 смерть положит конец моей муке, ведь отважные мужчины умеют умирать тогда, когда хотят…"

 

Французский  поэт эпохи Возрождения Пьер де Ронсар (Pierre de Ronsard) не писал о Пираме и Фисбе, но все его произведения пронизаны темой любовного томления, а сам поэт, вспоминая желание юной Фисбы, хотел умереть от любви и быть похороненным в одной могиле с любимой.

В своём знаменитом романе "Граф Монте Кристо" Александр Дюма (Alexandre Dumas, Le comte de Monte-Cristo, 1845-1846) ввёл главу под названием "Пирам и Фисба", которая повествует о Максимилиане и Валентине - двух молодых людях, испытывающих друг к другу самые нежные чувства, но волею судьбы они не могут открыто видеться. Поэтому место их свидания - заброшенный сад с огромным забором, где время от времени, по обе стороны этой преграды и встречаются влюблённые.

"Когда я думаю о Вас, вся моя кровь кипит, мне трудно дышать, сердце бьётся, как безумное; все эти силы, весь пыл, всю сверхчеловеческую мощь я вкладываю в свою любовь к Вам...".

Так через маленькую расщелину в заборе, как Пирам Фисбе, пытается донести до Валентины свои нежные чувства Максимилиан.

~ * ~ * ~ * ~

Пирам и Фисба. Образ в искуссстве

История вавилонских влюблённых щедро отражена в изобразительном искусстве, и хотя принято считать, что  данный сюжет не был популярен в античном мире, все же образы Пирама и Фисбы впервые были запечатлены именно в этот период. В древней Помпее, в доме консула (consules) Октавия Квартиона (Casa di Octavio Quartio) находился летний обеденный зал (биклиний), стены которого были расписаны фресками. На одной из них сохранилось изображение, где неизвестный художник того времени изобразил Фисбу около окровавленного Пирама. Девушка бросается на меч, которым заколол себя ее возлюбленный. Мозаичное изображение Пирама и Фисбы находится в Доме Диониса в Новом Пафосе (Кипр).

Образы влюблённой вавилонской пары вдохновили многих художников 16-19 вв. на создание ярких и выразительных полотен, затейливых рисунков и гравюр. Среди них:

 Тинторетто / Якопо Робусти (Tintoretto / Jacopo Robusti), Лукас Кранах Старший (Lucas Cranach The elder), Джон Уильям Ватерхаус (John William Waterhouse), Никлаус Мануэль Дойч (Niklaus Manuel Deutsch), Ганс Бальдунг Грин (Hans Baldung Grien), Грегорио Пагани (Gregorio Pagani), Франсуа Альфред Делоббе (François Alfred Delobbe), Николя Пуссен (Nicolas Poussin), Иоганн Вильгельм Баур (Johann Wilhelm Baur), Макс Клингер (Max Klinger), Виргиль Солис (Virgil Solis), Иоганн Август Наль (Johann August Nahl)

и многие другие...

 Любопытно заметить, что герои легенды (один или оба) порой изображались не в античных одеждах, а в костюмах того исторического периода, когда создавалась картина.

~ * ~ * ~ * ~

У Бориса Акунина можно найти прекрасные слова: «Есть две красоты: красота радости и красота печали Первая - недолговечна, как полет бабочки. А красота печального прочнее камня. Кто помнит о миллионах счастливых влюбленных, что мирно прожили свою жизнь, состарились и умерли? А о трагической любви сочиняют пьесы, которые живут столетия».

 Наверное, поэтому из нашей памяти никогда не уйдет повесть, которой нет печальнее на свете, и эта древняя легенда об истории любви, трагичной своей безысходностью и глубокой печалью…

Говорят, что сок черной шелковицы полезен для крови, вероятно это так, а возможно, вкушая сладко-приторный сок этих плодов, мы получаем вместе с ним капельки чувств, несущих в сердце каждому из нас надежду и отчаяние, восторг и боль, счастье и горесть, радость и грусть все то, чем полна настоящая,  безграничная, вечная ЛЮБОВЬ…

Татьяна Кузнецова, Ольга Николаева. Специально для www.romeo-juliet-club ru

 

  

 автор проекта Музей Любви - Ольга Николаева / Olga Nikolaeva - the author of this Love Museum site 

 Использование материалов сайта www.romeo-juliet-club.ru возможно только 

 с разрешения автора , официального представителя Клуба Джульетты в России. 

 

Пояснения к именам и названиям

- Вавилон ("Баб-илу" - "Врата Бога"), один из древнейших городов Вавилонии (южная часть Месопотамии), с конца 3 тысячелетия до христианской эры начавший быстро возвышаться, как резиденция аморейской династии, и сохранявший крупное политическое, экономическое и культурное значение до 3 века. В эпоху эллинизма начинается упадок города, который постепенно превращается в жалкое поселение и окончательно исчезает в арабский период. Развалины Вавилона расположены в Месопотамии (Ирак) в 100 км. к югу от Багдада, на северном берегу левого протока Евфрата (Chati-al-Hilla), у линии Багдадской железной дороги. В библейском сказании (см. ниже) название "Вавилон" толкуется как "смешение", т.к. древние иудеи производили его от созвучного ему слова "бабал", что означало на их языке "смешивать".

- "Вавилонское столпотворение", "Вавилонская башня". Библейское сказание (книга Бытия, XI, 1-9) о попытке построить после Всемирного потопа г. Вавилон и башню до небес. Чтобы помешать людям выполнить это намерение, разгневанный такой дерзостью Бог смешал их языки, они перестали понимать друг друга и должны были бросить постройку. Вопрос о том, какое из гигантских сооружений античности могло послужить поводом для возникновения этой легенды, всегда волновал археологов. Полагали, что это мог быть храм Бела в Вавилоне, высотою около 600 футов, храм 7 светил в Борсиппе и др. Известны художественные изображения "Вавилонской башни" Питера Брейгеля Старшего (1563).

- Семирамида - Шаммурамат - царица, которая правила Ассирией в конце 9 века до н. э. и вела завоевательные войны. С её именем ошибочно связывают сооружение "висячих садов" в Вавилоне, созданных в 6 веке до н. э.

- В художественном творчестве Китая очень часто использовались два образа мифологических деревьев - Солнечной шелковицы и Дерева бессмертия. Изображения Солнечной шелковицы неоднократно воспроизводились в ханьском погребальном искусстве. Она стандартно изображается в них в виде могучего дерева с кряжистым стволом и мощными, раскидистыми ветвями, оканчивающимися цветами, внешне отдаленно напоминающими цветы лотоса». (История искусства Китая. СПб, 2004)

 - Шелковица (тутовое дерево) - род деревьев и крупных кустарников семейства тутовых. Известно несколько видов. Произрастает в Восточной и Юго-Восточной Азии, Африке, Америке. В России один дикорастущий вид - шелковица атласная. Некоторые виды шелковицы культивируют ради съедобных плодов (тутовая ягода), и главным образом ради листьев - основного корма тутового шелкопряда (в Китае свыше 2500 лет).

- В городе Киеве на территории Национального ботанического сада НАН Украины растёт самая старая шелковица на Украине. Возраст её около 500 лет, высота 10 м., обхват ствола 3,4 м. По существующей легенде её привезли из Средней Азии монахи Выдубецкого монастыря. Посаженная ими в конце XV века, эта шелковица дала жизнь всем остальным тутовым деревьям, растущим на территории Украины и России. Дерево это видел Петр I, с него делал эскизы Т. Шевченко, и сейчас оно носит его имя - "Шелковица Шевченко".

                                                              

вход в Музей Любви - Love Museum entrance            Ромео и Джульетта - Romeo and Juliet

 

 Обращение к пользователям: 

Сайт "Ромео и Джульетта" (включающий также наш МУЗЕЙ ЛЮБВИ) представляет авторский проект-исследование, являющийся результатом многолетнего тематического поиска, а также дружеского взаимодействия его создателей с коллегами из итальянских клубов. Он был опубликован в Сети в марте 2000 года. За время своего существования данный уникальный проект стал основным источником информации для создателей многих других Сетевых и печатных изданий родственной тематики. Замечено также немалое число случаев недобросовестного использования наших материалов. Поэтому мы просим пользователей учитывать факт первичности содержания данного "Тематического сайта "Ромео и Джульетта" и обязательно ссылаться на него, даже в том случае, когда они применяют материалы других сайтов, совпадающие с нашими либо явно построенные на них и игнорирующие права на интеллектуальную собственность. О принципах информационного сотрудничества с нами можно узнать на странице "Обращение к пользователям".

Материалы данного сайта "Ромео и Джульетта"нельзя

воспроизводить где-либо без разрешения его создателей.

При их упоминании ссылка на этот сайт обязательна.

 

Все материалы представлены здесь исключительно с целью ознакомления.

All the materials are published here for informational purposes only.

 

 © 2000-2017. Ольга и Владимир Николаевы. Все права защищены.

© 2000-2017. Olga & Vladimir Nikolaevy. All rights reserved.